Вич инфицированные осужденные

Оглавление:

«Психологические средства коррекции тревожности у ВИЧ-инфицированных осужденных» (психокоррекционная программа)

Актуальность
В социологии существует понятие «уязвимые слои населения», т.е. люди, которые подвергаются повышенному вниманию в отношении личной безопасности и благополучия. К этой категории непосредственно относятся ВИЧ-инфицированные осужденные. Увеличение численности этой категории людей является отражением общегосударственной проблемы. Решение ее сопряжено с определенными организационными, техническими и финансовыми трудностями. Психологический аспект проблемы заключается в том, что известие о заражении ВИЧ вызывает определенную реакцию, поведение, которые необходимо изменять, снижая негативные реакции.

Данный проект включает в себя психологические средства коррекции, которые могут способствовать помощи в кризисном состоянии или депрессии, при психологической травме или тревоге, направленные на изменение и развитие личности; на снижение уровня тревожности; на закрепление норм поведения; на преодоление или ослабление недостатков психического развития, нарушений той или иной психической функции; на определенные психологические структуры личности.

Для снижения уровня тревожности, снятия стрессового состояния, психоэмоционального напряжения у ВИЧ-инфицированных осужденных групповые коррекционные занятия с элементами телесно-ориентированной терапии и арт – терапии позволяют сформировать новое поведение, т.к. создаются условия проявления активности и самостоятельности, появляется возможность свободно высказаться, быть услышанными и понятыми такими же, как они людьми, с аналогичными проблемами.

Разработка программы психокоррекционных сеансов в пенитенциарных учреждениях.

Цель: способствовать снижению уровня тревожности у ВИЧ-инфицированных осужденных.

Аудитория, на которую рассчитан проект: люди с положительным ВИЧ-статусом.

Программа основана на элементах телесно-ориентированной терапии и арт-терапии включает сеансы, на которых осужденные смогут выразить при помощи материалов свои эмоции, мысли, чувства, что поможет снижению уровня тревожности:
• Программа телесно-ориентированного тренинга «Мягкое касание – работа с тревожностью» включает вступительное, заключительное занятие и следующие упражнения: «Положение релаксации»; «Правильное дыхание»; «Сотня»; «Расслабление плеч»; «Вращение шеи и носовые спирали»; «Изгибание позвоночника»; «Штопор».
• Программа арттерапевтического тренинга «Научись жить по-новому: – работа с заболеванием» включает вступительное, заключительное занятие и следующие упражнения: «Знакомство»; «Я и мой здоровый образ»; «Моя жизненная цель»; «Я и ВИЧ»; «ВИЧ-инфекция и социум»; «Коллаж – научись быть счастливым»;

Экспериментальная часть исследования включала три этапа: подготовительный, основной и заключительный. На подготовительном этапе была сформирована экспериментальная и контрольная группы. Основной этап включал проведение первичной психологической диагностики в группах. Далее следовало апробирование психокоррекционных средств в экспериментальной группе. Психодиагностика проводилась по следующим методикам: методика «16 – ФЛО — 187 — А», арт – тест, STAI (шкала реактивной и личностной тревожности Спилберга-Ханина). Заключительный этап включал повторную психологическую диагностику в двух группах по аналогичным методикам, в результате чего подтвердилась результативность психокоррекционных сеансов.

Контроль за динамикой происходил при помощи результатов повторной диагностики, где видны изменения по заранее определенным критериям. Также изменения подтвердились графическим анализом и методом математической статистики. После проведения коррекционной программы в экспериментальной группе с элементами телесно-ориентированной и арт-терапии у испытуемых произошло снижение уровня тревожности.

3,5–4,0 балла – очень высокий уровень тревожности;
3,0-3,4 балла — высокий уровень тревожности;
2,0-2,9 балла — средний уровень тревожности;
1,5-1,9 балла — низкий уровень тревожности;
0,0 – 1,4 балла — очень низкий уровень тревожности;
График 1. Изменение уровня ситуативной тревожности в контрольной и экспериментальной группах

Итак, упражнения с элементами телесно-ориентированной терапии и арт-терапии способствует снижению уровня тревожности, улучшению общения в группе. Также эта программа может помочь при адаптации в условиях колонии и адаптации на свободе. Графический анализ, а также методы математической статистики по Т-критерию Вилкоксона подтверждают, что телесно-ориентированная терапия и арт-терапия действительно положительно влияют на снижение уровня тревожности ВИЧ-инфицированных осужденных. После применения телесно-ориентированной терапии снижение тревожности можно объяснить тем, что испытуемые изучали свое тело, снимали мышечные зажимы, обучались правильному дыханию. В свою очередь, методы арт-терапии помогли осужденным высвободить негативные эмоции, снизить агрессивные тенденции, страхи и тревогу.

Данный проект может быть использован сотрудниками исправительных учреждений, где содержатся люди с положительным ВИЧ-статусом: начальниками отрядов, педагогами школы для учета индивидуальных особенностей и, соответственно, для поиска более эффективных средств работы с осужденными.

Проведенное исследование не исчерпывает всей сложности проблемы коррекции уровня тревожности. Перспектива работы – расширение коррекционной программы с добавлением элементов и упражнений.

1.100 ВИЧ–инфицированных осужденных, отбывающих сегодня наказание в колониях и тюрьмах Беларуси

Белый ангел с черными крыльями

Эти истории осужденные, отбывающие наказание в местах лишения свободы, прислали на конкурс о влиянии ВИЧ–инфекции на их жизнь и судьбу…

Историю своей болезни они написали сами. Ошибки, страдания, боль уместились в одну–две странички, вырванные из тетради в клеточку. Эти истории осужденные, отбывающие наказание в местах лишения свободы, прислали на конкурс о влиянии ВИЧ–инфекции на их жизнь и судьбу. Победителей не определяли. Просто дали возможность всем, кто хотел, прочитать эти истории — по ту сторону «колючки», по эту сторону жизни. Прочитать и задуматься…

Какого цвета боль

«Приближаюсь к своему 35–летию. Полжизни уже прошло, а за плечами, кроме горьких неудач, страданий и слез матери, ничего нет. С тех пор, как я впервые попробовала наркотик, прошло 20 лет. Я познакомилась с парнем, а он оказался наркоманом. Много раз я пыталась его бросить, забыть. Не смогла, ведь он был моей первой любовью. И я сама укололась… Что ощутила? Ничего хорошего. Тошнило и хотелось спать. Но, несмотря на это, я стала просить «дозу» еще и еще…

В 18 лет я уже отбывала наказание за незаконное хранение, изготовление и употребление наркотиков. Освободилась. И жизнь моя вроде стала налаживаться. Устроилась на работу, познакомилась с другим молодым человеком. Но счастье было недолгим. Мой ребенок, о котором я так мечтала и уже успела его полюбить, умер, едва появившись на свет. Я потеряла самое дорогое, что у меня было в жизни. Пыталась убежать от своего горя, от судьбы и от себя. И этим «тылом» снова стали наркотики. Спустя полгода после смерти дочери у меня обнаружили ВИЧ–инфекцию. Мне был 21 год…

Сейчас, когда я снова отбываю наказание, пришло понимание: все справедливо. Человек должен отвечать за свои поступки перед Богом и людьми. Но ведь каждый имеет право на жизнь и на счастье: хороший и плохой, здоровый и больной. »

«…В какой–то момент я наконец понял, что все мое окружение — наркоманы и вся моя жизнь связана с наркотиками. Но ничего изменить не мог, остановиться не мог. В итоге попал в колонию за воровство. И только здесь узнал, что у меня ВИЧ. Каково это узнать, что ты приговорен да вдобавок и сам виноват? Когда мне это сказали, земля ушла у меня из–под ног. Появились апатия и полное нежелание жить. Так продолжалось три года. Но наступил момент, когда я понял, что должен взять на себя ответственность за болезнь, за ту жизнь, которой я жил. Болезнь стала для меня белым ангелом с черными крыльями (нам в колонии показывали такой спектакль), который помог найти ответы на вопросы, на которые нет ответа».

«…Обжившись немного в отряде, я стал замечать, что проблемы ВИЧ–инфицированных интересуют не только нас, но и сотрудников. Начальник отряда проходил даже специальное обучение по проблемам ВИЧ–инфекции. В любой момент можно было обратиться и к врачу медчасти. Именно под ее руководством я начал принимать антиретровирусную терапию. И теперь задумываюсь: неужели этим людям моя жизнь была важнее, чем мне самому? Меня уговаривали, объясняли пользу АРТ, убеждали, что жизнь продолжается. Может, видели, что я на изломе, может, просто добросовестно выполняли свою работу. Но вскоре я сам начал о многом задумываться, анализировать прошлое и… строить планы на будущее».

Подобные исповеди, в которых переплелись история болезни и история жизни, есть у каждого из 1.100 ВИЧ–инфицированных осужденных, отбывающих сегодня наказание в колониях и тюрьмах. Их слушают. Им помогают! А ведь не так давно эти люди не только за решеткой, но и на воле становились изгоями.

Фактор ВИЧ

Осужденный с ВИЧ впервые попал в исправительную колонию в 1996 году. И у сотрудников колонии, и у других осужденных тогда был просто шок. Его срочно пришлось изолировать, чтобы… не убили. А потом ВИЧ–инфицированных с каждым годом становилось в колониях все больше. И фактор ВИЧ в условиях повышенной психологической напряженности и конфликтности в местах лишения свободы приобрел, так сказать, дополнительную специфику. Проще говоря, в колониях и тюрьмах появился новый «пахан» — смертельный вирус, не признающий ни традиционных мер профилактики и контроля, ни криминальных понятий. Попадая за решетку, носители вируса оказывались в условиях двойной изоляции: от вольного мира и от мира тюремного. И это порой приводило к взрывам агрессии. Весьма показательный пример — недавний бунт заключенных в саратовской колонии № 33. ВИЧ–инфицированные осужденные устроили погром: сломали мебель, разбили окна, а также… большой аквариум с рыбками. Ну чем не угодили им эти самые рыбки?

Еще одна грань фактора ВИЧ. Отбыв срок, осужденные возвращались в общество. И если выходили на волю озлобленными, если считали, что дни их сочтены, то становились просто опасными для окружающих. Не случайно даже термин появился — «ВИЧ–терроризм».

Терапия на нарах

Нужно было решить непростую задачу: предотвратить распространение ВИЧ и СПИДа в СИЗО и колониях, а значит, и на свободе. Помочь ВИЧ–инфицированным научиться жить со своей неизлечимой болезнью, научиться нести ответственность за себя и других. И департамент исполнения наказаний МВД, развеяв миф о чрезмерной закрытости пенитенциарной системы, совместно с представительством ООН в Беларуси в начале 2000–х годов начал совместный проект по профилактике ВИЧ–инфекции в местах лишения свободы. Это был первый и единственный пример подобного сотрудничества на постсоветском пространстве. Сотрудничество оказалось успешным. И оно продолжается.

В июле прошлого года было подписано соглашение между Глобальным фондом по борьбе со СПИДом, туберкулезом и малярией и Программой развития ООН о выделении Беларуси нового гранта для борьбы с ВИЧ–инфекцией. Он рассчитан на 2010 — 2014 годы. Средства пойдут на «финансирование доступа уязвимых групп населения к услугам в области профилактики, лечения и ухода в связи с ВИЧ». Один из компонентов этого проекта — создание условий по профилактике ВИЧ–инфекции в пенитенциарной системе.

— При поступлении в следственные изоляторы ежегодно выявляется более 100 ВИЧ–инфицированных, причем почти все они — шприцевые наркоманы, — рассказал главный специалист медицинской службы департамента исполнения наказаний, кандидат медицинских наук Алексей Кралько. — У нас сегодня не применяется принцип изолирования ВИЧ–инфицированных осужденных, они содержатся во всех исправительных учреждениях. В некоторых созданы отдельные отряды из ВИЧ–инфицированных, в некоторых они содержатся в общих отрядах. Отношение к таким заключенным за последние годы значительно изменилось в лучшую сторону. По законам своей субкультуры ВИЧ–инфицированный сообщает о своем статусе. Но неприязни, насколько мы знаем, со стороны остальных осужденных такой человек сегодня не испытывает. 80 процентов средств, поступающих для профилактики ВИЧ–инфекции, мы расходуем на организацию лечения. Закуплено дорогостоящее оборудование, с помощью которого проводим лечение и лабораторные исследования. 211 человек получают антиретровирусную терапию. И этот показатель выше, чем среди гражданских, то есть обычных больных, которые живут среди нас. С 2007 года ВИЧ–инфицированным повышены нормы питания. Наши пациенты имеют возможность хотя бы раз в год лечиться в Республиканской инфекционной больнице.

Тематический координатор этого компонента проекта Олег Дубовик считает одним из самых больших достижений открытие в 2008 году специализированного отделения для лечения ВИЧ–позитивных пациентов и учебно–образовательного центра по ВИЧ–инфекции в Гомельской ИК–4. Здесь отбывают наказание осужденные женщины. Пациентов консультируют, лечат, изучают материалы по профилактике ВИЧ, обучают волонтеров. Какой результат этих усилий? Люди стали ответственнее относиться к себе, к своему будущему.

Бремя будущего

О будущем мечтают все «сидельцы», а ВИЧ–инфицированные просто отчаянно цепляются за это будущее. Они хотят, как все, жить обычной жизнью, иметь семью, детей. Но будущее порой так же отчаянно их отвергает. И освободившись из колонии, эти люди не только несут бремя своей болезни, но нередко и бремя, как выражаются специалисты, стигматизации — отвержения.

Недавно проведено социологическое исследование среди ВИЧ–инфицированных, которые живут среди нас. На дискриминацию в обществе жаловались 36 процентов опрошенных. Каждый третий считает своей главной проблемой «боязнь разглашения диагноза». И лишь чуть более 20 процентов отметили возможность получать психологическую помощь, поддержку окружающих. При таком отношении к ВИЧ–инфицированным будущее тех, кто освобождается из мест лишения свободы, прямо скажем, весьма проблематично.

Стараниями врачей, психологов, просветительских кампаний, религиозных организаций отношение общества к ВИЧ–инфицированным, конечно, меняется на сочувственное. Хотя предвзятости, невежества, страха, просто безразличия все равно хватает. Но их придется преодолеть, ведь в ближайшее десятилетие, по мнению специалистов, проблема ВИЧ будет одной из самых острых.

Сейчас в Беларуси разрабатывается новая государственная программа профилактики ВИЧ–инфекции. Она начнется с 2011 года. В этом документе подробно расписано, что и как будет сделано, какие меры профилактики разработаны, какую терапию получат ВИЧ–инфицированные. Но, пожалуй, в терапии социальной, психологической нуждаемся и мы, здоровые. А основные составляющие этой терапии — милосердие, помощь, сочувствие, поддержка. Если они и не помогут больным выздороветь, то обязательно помогут просто достойно жить среди нас.

Cправка «СБ»

В Беларуси зарегистрировано почти 11 тысяч ВИЧ–инфицированных. Большинство из них — молодые люди 15 — 29 лет.

92,8% осужденных, по данным социологов, отмечают важность проблемы ВИЧ/СПИДа. Мероприятия по профилактике ВИЧ–инфекции проводятся в 32 пенитенциарных учреждениях. Около 64,5 тысячи осужденных воспользовались профилактическими услугами.

Психологические особенности смысловой сферы личности ВИЧ-инфицированных осужденных в условиях лишения свободы тема диссертации и автореферата по ВАК 19.00.06, кандидат психологических наук Корнеева, Галина Константиновна

Оглавление диссертации кандидат психологических наук Корнеева, Галина Константиновна

Глава 1. Теоретические и методологические проблемы исследования смысловой сферы личности в отечественной и зарубежной психологии

1.1. Анализ подходов к проблеме смысловой сферы в философии и психологии, современное состояние проблемы.

1.2. Методические подходы к исследованию смысловой сферы личности в отечественной и зарубежной литературе.

Глава 2. Эмпирические исследования смысловой сферы личности ВИЧ-инфицированных осужденных

2.1. Описание объектов и методик исследования смысловой сферы личности ВИЧ-инфицированных осужденных

2.2. Данные эмпирического исследования смысловой сферы личности ВИЧ-инфицированных осужденных.

2.3. Направления и программы психологического воздействия на механизмы смысловой сферы поведения ВИЧ-инфицированных осужденных

Введение диссертации (часть автореферата) На тему «Психологические особенности смысловой сферы личности ВИЧ-инфицированных осужденных в условиях лишения свободы»

Состояние дел в местах отбывания наказания зеркально повторяет состояние дел в обществе в целом, (см. приложение 1) Появление ВИЧ-инфицированных осужденных в исправительных учреждениях добавило еще одну проблему к бесконечному перечню существующих там проблем. В условиях повышенной психологической напряженности и конфликтности в местах лишения свободы фактор ВИЧ приобретает дополнительную специфику, которая в настоящее время недостаточно изучена. В течение 1994-1996 годов при поступлении в следственные изоляторы и далее в исправительные учреждения регистрировались единичные случаи носительства ВИЧ, начиная с 1997 года их количество увеличивалось на 1,52 тыс. человек ежегодно.

В настоящее время (данные ГЦСЭН ГУИН на 01.12.02 г.) ВИЧ-инфицированные, подозреваемые, обвиняемые и осужденные общим числом более 7,5 тыс. человек, содержатся в СИЗО и ИУ на территории практически всех субъектов Российской Федерации Основной путь заражения -внутривенное употребление наркотиков, наркоманы составляют более 90% числа всех инфицированных. Больных СПИДом в УИС — более 1 ООО человек (75).

Наиболее высокая концентрация ВИЧ-инфицированных осужденных отмечается в исправительных учреждениях на территории Иркутской области (более 1100 человек), Калининградской области и Краснодарского края (около 600 человек в каждой), г. Москвы и Московской области (около 600 человек в каждой), Тверской области (около 400 человек), Тюменской области (более 300 человек), причем подавляющее их большинство являются жителями этих регионов (75).

На территории Рязанской области мы отмечаем ту же тенденцию роста числа ВИЧ-инфицированных подследственных и осужденных (с 1 человека в 1998 году до 220 человек на 01.12.03.). Причем по данным ОЦ СПИД РОКВД 103 человека из них являются жителями Рязани и Рязанской области, что составляет 7,9 % всех инфицированных Рязанской области. Всего жителей области — 1342, из них 1075 мужчин, 267 женщин (83).

Постоянный и обвальный рост в России числа осужденных с диагнозом ВИЧ заставил говорить об этой проблеме почти так же часто, как мы говорим все последние годы о тюремном туберкулезе. При этом не следует забывать, что заключенные, сотрудники, посетители, находясь в t >Lj тесном взаимодействии, способствуют перемешиванию субкультуры, ценностей, болезней, связанных с ВИЧ-инфекцией.

Благодаря тому, что Россия и другие страны Восточной Европы длительное время находились в изоляции от таких направлений развития мирового рынка, как распространение наркотиков и « сексуальный туризм », а также вследствие особенностей сексуальной культуры прежнего социального строя, эпидемия ВИЧ-инфекции в этом регионе началась позднее, чем на других территориях. Однако к концу 1999 года в России гд, было зарегистрировано уже 25 тыс. ВИЧ-инфицированных граждан. Таким образом, к концу 90-х годов, т.е. через 20 лет после начала пандемии, ВИЧ-инфекция стала объективной угрозой для населения нашей страны. В настоящее время (на 01.07.03.) в России вирусом иммунодефицита инфицировано около 245,331 тысяч человек, а больных СПИДом более 4000 человек.

По прогнозу академика В.В.Покровского, если не будут созданы эффективные средства профилактики и терапии этой болезни, в течение 10 лет количество ВИЧ-инфицированных в Российской Федерации достигнет 1-^ 2 миллионов человек (66). Для УИС Минюста России эта цифра может соответственно составить 100-200 тысяч человек (75).

ВИЧ-инфекция стала реальностью во многих странах Западной и Восточной Европы и США . Причем в таких странах, как Италия, Ирландия, Швейцария и США, имеется большое количество инфицированных заключенных по статьям, связанным с наркотиками. Другие страны, такие как Венгрия, имеют исключительно низкий уровень ВИЧ-инфицированных осужденных, что может быть связано с наличием альтернативных методов наказания за преступления, связанные с наркотиками. Известно, что наркотический путь передачи ВИЧ-инфекции является основным путем (около 90%) заражения (32).

Обращает на себя внимание ситуация, сложившаяся на Украине. Большинство осужденных — молодые люди из Одессы и Николаева, где главным образом сосредоточено инъекционное употребление наркотиков. При поступлении в СИЗО с 1987 по 1994 год было выявлено всего 11 заключенных с ВИЧ-инфекцией, однако это количество выросло до 451 в 1996 году и до 2939 в 1997 году (32. С. 17).

Сравнивая статистические показатели, можно отметить, что во всем мире показатели распространения ВИЧ среди осужденных выше, чем среди населения в целом. В связи с этим возросла роль учреждений пенитенциарной системы в плане изучения различных аспектов работы по профилактике, лечению, социальной реабилитации.

До эпидемии ВИЧ-инфекции вопросы социально-психологической адаптации инфицированных не рассматривались как особо существенные. В настоящее время многообразие психологических факторов, связанных с этим заболеванием, приобретает первостепенное значение.

Чаще всего при исследовании психологических особенностей личности ВИЧ-инфицированных осужденных в местах лишения свободы и в лечебных учреждениях Минздрава как в России, так и за рубежом становится агрессивность, психопатические черты, детерминирующие совершение самоубийств, депрессивность, тревожность , типы реагирования на сообщение об инфицированности, явление жизненной дезадаптации, синдром « госпитализма » у инфицированных. Однако для решения многих практических задач пенитенциарной системы (сдерживание негативных форм поведения инфицированных, в том числе намеренного распространения ВИЧ, агрессии и аутоагрессии и т.д.) представляется особенно важным изучение смысловой сферы личности данной категории осужденных. В подтверждение актуальности исследования смысловой сферы можно привести положение, сформулированное группой отечественных психологов , о том, что « смысловые образования являются психологическим объектом воспитания личности » (10). Субъективная роль смысловой сферы определяется тем, что она обусловливает процесс саморегуляции личности, основанный на системе ценностей, значимых отношений, сформировавшихся в ходе жизненного пути. Она придает устойчивость поведению индивида, с другой стороны, позволяет адаптироваться к изменениям условий жизни и деятельности. Роль смысловой сферы возрастает в сложной жизненной ситуации, когда возникает не только угроза реализации основных жизненных ценностей, но и самой жизни. Это становится наиболее актуальным в условиях заключения, где психологические проблемы, связанные с наличием неизлечимого заболевания, усугубляются условиями изоляции: тесная, замкнутая общность, ограниченный круг общения, жесткий распорядок содержания, отсутствие полноценного калорийного питания, нехватка необходимых медикаментов, отсутствие трудовой занятости, невозможность реализации потребностей, имеющих важное смысловое значение (семья, дети, занятие избранной профессией). Психологическая поддержка ВИЧ-инфицированных осужденных, основанная на знании особенностей функционирования их смысловой сферы, способствует улучшению качества жизни данной категории лиц и предотвращает такие формы поведения, которые могут вести к распространению ВИЧ, т.е. имеет и противоэпидемическое значение.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в том, что это одна из первых попыток изучения особенностей смысловой сферы ВИЧ-инфицированных осужденных, предложена операциональная модель этой сферы личности, которая может быть подвержена эмпирическому исследованию.

1. Проведен анализ воздействия на изменение особенностей смысловой сферы личности осужденных таких факторов, как наличие смертельного заболевания (ВИЧ-инфекции) и условий лишения свободы.

2. Проведен сравнительный анализ и дана характеристика смысловой сферы личности различных групп спецконтингента: ВИЧ-инфицированных, больных туберкулезом (социально-значимая инфекция).

3. Диагностированы критерии, оказывающие положительное и отрицательное влияние на ощущение осмысленности жизни.

4. Разработана и апробирована программа коррекции смысловой сферы ВИЧ-инфицированных осужденных, техника и методика которой корр-лируется с типом психологического реагирования осужденного на заболевание.

Методологической основой проведенного исследования служили принципы целостного и системного подхода в психологии и общепсихологические принципы деятельного подхода, положения о взаимосвязи теории и практики, многофакторности процесса развития, об активности формирования и развития психики в процессе деятельности, а также фундаментальные и практические разработки в области общей психологии, юридической психологии, а также других прикладных отраслей, разрабатывающих проблемы психологии.

Теоретической основой исследования являются разработанные в трудах А.Г. Асмолова , JI.H. Собчик, А.Н. Леонтьева, Б.С. Братуся , 3. Фрейда, А. Маслоу, В. Франкла , Б.Е. Чудновского положения о смысловой сфере и факторах, определяющих ее развитие.

Исследуемую проблему, в юридической психологии затрагивают работы, в которых изучались ценностные ориентации осужденных (В.Ф. Пирожков , А.С. Михлин, А.Р. Ратинов, Г.Ф. Хохряков ), системы установок

Т.В. Калашникова ), отношение осужденных к наказанию (В.Л. Елеонский ), особенности личностного самоопределения (В.Г. Деев , А.И. Ушатиков).

В своих работах ряд исследователей, изучающих психологические особенности личности людей, страдающих неизлечимыми заболеваниями, в том числе ВИЧ-инфекцией (В.В. Беляева , В.В. Покровский, Е.В. Ручкина), онкологическим заболеваниями (Ю.В. Артюшенко , В.Н.Герасименко В.Д. Менделевия, А.Ш. Тхвостов ) отмечают формирование у больных главного смыслообразующего мотива — мотива сохранения жизни.

Можно сделать вывод, что проблема смысловых особенностей личности ВИЧ-инфицированных осужденных в силу своей актуальности и недостаточной изученности нуждается в дальнейшей разработке.

При создании схемы эмпирического исследования был использован опыт подобных исследований в области пенитенциарной психологии (В.Ф. Пирожков. А.С. Михлин , А.Н. Сухов, В.Г. Деев, В.В. Яковлев ), а также опыт в области медицинской и социальной психологии, связанный с изучением нарушений смысловой сферы у больных с ВИЧ-инфекцией и неизлечимыми заболеваниями (В.В. Покровский , В.Д. Менделевия).

Объектом исследования является смысловая сфера личности ВИЧ-инфицированных осужденных мужского пола, содержащихся в изолированных участках исправительных учреждений общего и строгого режимов, в СИЗО, в том числе с впервые в жизни установленным диагнозом ВИЧ-инфекция.

Предметом исследования являются особенности смысловой сферы личности ВИЧ-инфицированных осужденных, влияние факторов наличия инфицированное™ и нахождения в местах лишения свободы на изменения данной сферы.

Целью исследования является изучение особенностей функционирования смысловой сферы ВИЧ-инфицированных осужденных в местах лишения свободы и разработка на их основе методических рекомендаций практическим психологам и медицинским работникам исправительных учреждений в проведении психодиагностической работы, психологической реабилитации и ресоциализации данной категории спецконтингента.

В соответствии с поставленной целью определены следующие задачи:

1. Провести анализ теоретических подходов отечественных и зарубежных авторов к изучению смысловой сферы личности. На основании проведенного теоретического анализа разработать операциональную модель смысловой сферы ВИЧ-инфицированных осужденных.

2. Обобщить опыт использования методик исследования смысловой сферы ВИЧ-инфицированных осужденных в юридической, а также в медицинской и социальной психологии. Разработать на этой основе комплекс исследовательских методик.

3. Выявить особенности смысловой сферы ВИЧ-инфицированных осужденных и контрольной группы (больных туберкулезом) и обосновать на основе полученных данных выделение групп ВИЧ-инфицированных осужденных в зависимости от особенностей смысловой сферы личности, приняв за главный определяющий фактор характер реагирования на наличие заболевания.

4. Разработать практические рекомендации по проведению психо-коррекционной работы с данной категорией спецконтингента с учетом особенностей функционирования смысловой сферы, основываясь на методике психологического консультирования.

Сформулированы гипотезы исследования:

1. Неизлечимое заболевание (ВИЧ-инфекция) вызывает негативные изменения в смысловой сфере личности, связанные с возникновением угрозы реализации не только основных жизненных ценностей, но и самой жизни. Эти изменения усугубляются в экстремальных условиях изоляции от общества в местах лишения свободы, сопряженных с жестким распорядком содержания, отсутствием полноценного калорийного питания и необходимых медикаментов, страхом социальной стигматизации.

2. Изменения смысловой сферы наиболее манифестны сразу после сообщения об инфицированности (диагноз, впервые в жизни уста- новленный в местах лишения свободы), а также при прогрессировании заболевания и присоединении оппортунистических инфекций. Особенно важным, по нашему мнению, является проведение психологической коррекции негативных особенностей смысловой сферы ВИЧ-инфицированных осужденных именно в данные периоды.

3. Индивидуальный характер изменений смысловой сферы зависит от возраста, уровня образования, сформировавшихся в предшествующие периоды жизни особенностей психической организации (пре-морбидных познавательных возможностей, мотивационной структуры личности, уровня самооценки), наличием/отсутствием связей с семьей.

Положения, выносимые на защиту:

1. Смысловая сфера ВИЧ-инфицированных осужденных имеет особенности, которые отражаются в потребностно-мотивационной, ценностной и поведенческой структурах личности.

2. Изменения смысловой сферы ВИЧ-инфицированных осужденных при наличии общих черт их ценностей и смысловых установок, во многом определяются рядом психологических особенностей личности (например, акцентуация характера), уровнем ее социально-психологической адаптации, прочностью семейных связей, возрастом, образованием.

3. Комплекс методов, включая тестовые, позволяющий выявить особенности смысловой сферы личности ВИЧ-инфицированных осужденных.

4. Изучение особенностей смысловой сферы личности ВИЧ-инфицированных осужденных дает возможность установить принадлежность обследуемого к одной из эмпирически выделенных групп, в зависимости от характера реагирования на наличие заболевания — 1) осужденные с ненарушенной адаптацией; 2) осужденные, имеющие психологическую дезадаптацию с преимущественно интрапсихологической направленностью; 3) осужденные, имеющие психологическую дезадаптацию преимущественно с интерпсихологической направленностью и разработать программы психоконсультирования и коррекции негативных сторон личности осужденных, относящихся к каждой из этих групп.

5. Основные направления рекомендуемой работы со смысловой сферой личности ВИЧ -инфицированных осужденных:

— дотестовое психологическое консультирование;

— послетестовое психологическое консультирование;

6. Наиболее действенным направлением программы ресоциализа-ции ВИЧ-инфицированных осужденных является воздействия на смысловую сферу личности, обращение к их жизненному опыту и ориентация на реализацию жизненного предназначения (воспитание детей, забота о родителях, профессиональный рост и др.).

Теоретическая и практическая значимость работы заключается в следующем. Разработанные теоретические положения могут послужить для дальнейшей разработки проблемы особенности смысловой сферы личности ВИЧ-инфицированных осужденных. С учетом результатов, полученных в ходе настоящего исследования, могут быть дополнены и скорректированы фундаментальные представления об особенностях изменения смысловой сферы личности у людей, страдающих неизлечимым заболеванием.

Адаптированные методики исследования смысловой сферы ВИЧ-инфицированных осужденных могут быть использованы в практической деятельности психологов пенитенциарной системы для проведения диагностической работы. Знание особенностей смысловой сферы личности данной категории спецконтингента дает возможность определить основные направления психокоррекционной работы, которая будет способствовать улучшению качества жизни данной категории лиц и предотвращать такие формы поведения, которые могут вести к распространению ВИЧ.

Апробация результатов исследования материалов научной работы осуществлялась в выступлениях на Всероссийской научно-практической конференции « Проблемы ВИЧ и СПИДа в России » (Рязань 2002 г.), Всероссийской научно-практической конференции «Уголовно-исполнительная система: экономика и управление в XXI веке» (Рязань 2002 г.), на XIV психологической школе «Реализация основных направлений деятельности психолога УИС Минюста России», проводившейся в Академии права и управления Минюста России в 2003 г., в обсуждении на кафедре юридической психологии и педагогики Академии права и управления Минюста России в 2003-2004 гг. Методические рекомендации автора используются в практической деятельности психологической и медицинской служб УИС Минюста России по Рязанской области и учебном процессе Академии права и управления Минюста России. По теме диссертации опубликовано 5 работ.

Заключение диссертации по теме «Юридическая психология», Корнеева, Галина Константиновна

Выводы по главе:

1. Исследование показало, что иерархия личностных ценностей, представляющих ядерное образование смысловой сферы, подвергается у инфицированных ВИЧ осужденных значительному изменению. Наибольшую значимость для них приобретают ценности, обеспечивающие индивидуальное (биологическое) существование индивида. Ценности, отражающие социальную, деятельную сущность человека отходят на второй план. Это объясняется тем, что неизлечимое заболевание формирует у осужденных, инфицированных ВИЧ, смысловую парадигму выживания. Основная личностная ценность жизни — сама жизнь находится под угрозой. В контрольной руппе осужденных, больных туберкулезом, социальные и деятельные ценности имели большую значимость, хотя и у них на первом плане находились ценности, обеспечивающие выживание. Последнее объясняется тем, что для реализации большинства социальных ценностей в условиях заключения нет реальных возможностей.

2. Нарушение представлений о своем жизненном пути и проектировании будущей жизни (жизненных планов) проявляются в том, что большинство из них живет сиюминутными потребностями. ВИЧ- инфицированные осужденные, у которых жизненные планы выходят за грань освобождения, часто имеют деформацию смысложизненных установок. Свои дальнейшие планы они связывают с осуществлением мести окружающим (чаще по отношению к возможному источнику заражения). И лишь у небольшого числа обследуемых будущие планы имеют позитивную направленность (забота о близких, поиск способов лечения заболевания).

3. С учетом полученных нами данных при проведении эмпирического исследования были выделены три основные группы осужденных в зависимости от особенностей реагирования на наличие ВИЧ-инфицированности: осужденные с ненарушенной адаптацией, осужденные, имеющие психологическую дезадаптацию, с преимущественно интрапсихической направленностью, осужденные, имеющие психологическую дезадаптацию, преимущественно с интерпсихологической направленностью.

4. В результате анализа данных проведенного исследования смысловой сферы осужденных, живущих с ВИЧ, диагностированы критерии (показатели), оказывающие положительное и отрицательное влияние на ощущение осмысленности жизни. В частности, крайне отрицательное влияние на личность оказывает установление диагноза ВИЧ в местах лишения свободы. Это связано с отсутствием возможности оказания психологической поддержки со стороны близких. К числу факторов, оказывающих положительное влияние на смысложизненную ориентацию ВИЧ-инфицированных осужденных, как показало исследование, является религиозность, уровень образования.

5. Как показала отечественная и зарубежная практика, наиболее приемлемой формой осуществления коррекции смысловой сферы ВИЧ-инфицированных осужденных является психологическое консультирование, техника и методика которого должна была, на наш взгляд, строго коррелироваться с типом психологического реагирования осужденного на заболевание.

Теоретический анализ научных источников в отечественной и зарубежной психологии позволил выявить по существу неразработанность в юридической психологии этой проблемы, сформулировать актуальность цели, задачи, гипотезы диссертационного исследования о значимости смысловой сферы у этой категории осужденных.

Проведенное исследование ВИЧ-инфицированных осужденных показало, что наличие неизлечимого заболевания в сочетании с нахождением в местах лишения свободы оказывает системное, в целом деформирующее влияние на смысловую сферу личности. Важнейшими фактором, определяющим это влияние, является формирование у данной категории осужденных смысловой парадигмы биологического выживания. Это объясняется отсутствием действенных методов лечения ВИЧ/СПИДа и, как следствие, снижение значимости ценностей, имеющих социальный характер. Все это усугубляет отрыв от привычной жизненной среды и необходимость адаптироваться в новой, асоциальной по своей направленности, а также разрыв семейных связей. Почти у 25% ВИЧ-инфицированных осужденных отмечалась деформация смысложизненных установок, выражающаяся в том, что их перспективные штаны связаны с внешним локусом контроля, у 21% осужденных — с внутренним локусом контроля.

Исследование показало, что фактором, отрицательно влияющим на смысложизненную сферу личности ВИЧ-инфицированных осужденных, является содержание их в изолированных участках исправительных учреждений. Оказалось, что изоляция данной категории осужденных затрудняет процесс адаптации их к сложившейся жизненной ситуации и выработку новых ценностно-смысловых установок.

В процессе исследования была апробирована система методов психодиагностики этой категории спецконтингента. Например, впервые на данной категории спецконтингента мы применяли методику СМИЛ , включающую компьютерную обработку полученных данных и методику ранжирования ценностей (по Рокичу-Ядову). Обоснована и применена методика, позволяющая получить данные для составления социально-демографического портрета ВИЧ-инфицированных осужденных.

Использованные нами методики можно сгруппировать следующим образом:

1. Методики, определяющие ценностные ориентации ВИЧ-инцированных осужденных, которые отражают личностные смыслы. (Ранжировка ценностей по Рокичу-Ядову, психологическое интервьюирование).

2. Методики, определяющие потребностно-мотивационые особенности ВИЧ-инфицированных осужденных. По нашему мнению, мотивационно-смысловая направленность является важнейшей составляющей смысловой сферы личности. (СМИЛ, биографический метод).

3. Методики, изучающие психологическое состояние ВИЧ-инфицированных осужденных. По нашему мнению, психологические особенности личности на формирование смысловых установок личности (метод изучения личных дел, продуктов деятельности, СМИЛ, опросник депрессии Бека).

Основные ценностные установки. 56% ВИЧ-инфицированных осужденных на первом месте по значимости ставили свободу, независимость в суждениях и действиях, 36% — здоровье, 10% — материальное благополучие. Как наименее значимую ценность, 14% осужденных указывали счастье других людей, 10% — семейное счастье. В контрольной группе материальное благополучие, как наиболее значимую ценность отмечали 20% осужденных, здоровье — 28%. И в основной, и в контрольной выборках выявлена деформация в структуре личностных ценностей, выражающаяся в том, что наиболее значимыми признавались ценности, обеспечивающие индивидуальное существование. Ценности творчества, социальных отношений оказались в конце рангового ряда.

Защитные механизмы поведения в тяжелой жизненной ситуации. Были выделены следующие типы реагирования: уход — 17% (25% контрольной группы), игнорирование — 12% (20% контрольной группы), непродуктивные переживания — 21% (20% контрольной группы), противодействие — 35% (20% контрольной группы), рационализация — 9% (12,5% контрольной группы), взаимодействие — 6% (8% контрольной группы). Частотный анализ показал, что большинство осужденных обеих групп выбирают негативный способ реагирования в трудной жизненной ситуации. Причем для ВИЧ-инфицированных осужденных более характерно (более 30%) стремление к оказанию противодействия путем агрессивных действий, активного обвинения. Для осужденных, больных туберкулезом, более характерны непродуктивные переживания. Процент осужденных, избравших позитивный механизм реагирования (рационализация, взаимодействие), в контрольной группе несколько выше, чем в основной (20%, 15%).

Мотивация поведения. Основными чертами мотивационной направленности ВИЧ-инфицированных осужденных, по полученным нами данным, можно считать направленность на удовлетворение эгоистических, сиюминутных потребностей, самоутверждение, избежание неудач (66%).

Коммуникативные особенности инфицированных ВИЧ осужденных. Более, чем у 70% ВИЧ-инфицированных проявлялось стремление в сохранении собственной индивидуальности, ограничении контакта с другими осужденными. И только 27% испытывали потребность в гармоничных отношениях с окружающими.

При изучении реакции на стресс установлено, что она отличалась в основной и контрольной выборке. У большинства ВИЧ-инфицированных осужденных она характеризовалась как импульсивная, с избыточной неупорядоченной активностью. У инфицированных туберкулезом осужденных чаще наблюдалась внешнеобвиняющая реакция, прагматичная, с отстаиванием собственной позиции. Самообвиняющая реакция у ВИЧ-инфицированных осужденных наблюдалась в 3 раза чаще, чем в контрольной группе.

Анализ результатов, полученных при работе с опросником Бека, позволил получить следующие данные: у всех осужденных основной выборки отмечается та или иная степень выраженности депрессии. В контрольной группе у большинства испытуемых депрессия отсутствует.

Расшифровка симптомов, составляющих и определяющих тяжесть депрессивного состояния, показала, что более чем у половины (52%) осужденных основной выборки (живущих с ВИЧ) депрессия обусловлена нарушением социальных связей, чувством вины, отвращением к самому себе, а также симптомами имеющегося заболевания (нарушение сна, потеря веса, утомляемость). В контрольной группе у большинства осужденных (35%) преобладали симптомы пессимизма, неудовлетворенности, утраты работоспособности. Эти результаты позволяют сделать вывод о том, дезадаптация смысловой сферы больше выражена у ВИЧ — инфицированных осужденных, что связано со значительной степенью выраженности фрустрирующего фактора. Они в большей степени нуждаются в коррекционной помощи.

Апробация указанных методик дала возможность рекомендовать их для использования психологами исправительных учреждений при проведении диагностической и коррекционной работы ВИЧ-инфицированных осужденных. На основании полученных нами данных выделены три основных группы осужденных в зависимости от реагирования на наличие ВИЧ-инфицированности:

— осужденные с ненарушенной адаптацией (15,2%). Для данной категории характерна трезвая оценка тяжести заболевания, стремление содействовать успеху лечения или отбрасывание мыслей о заболевании. Смысл жизни для них заключается не только в сохранении собственной жизни, но и в заботе о близких; осужденные, имеющие психологическую дезадаптацию с интрапсихической направленностью (40%). Для данной категории осужденных характерно сосредоточение на субъективных переживаниях, мнительность, тревожность , вплоть до развития депрессивного состояния с ауто-агрессией. Основная смысложизненная установка — сохранение жизни, которая сочетается с неверием в успех. У некоторых осужденных наблюдалось полное безразличие к своей судьбе, к исходу болезни, к результатам лечения; осужденные, имеющие психологическую дезадаптацию преимущественно с интерпсихической направленностью (44,8%). Для данной категории характерна озабоченность негативным отношением окружающих к своей болезни, обвинительная позиция по отношению к источнику возможного заражения, суеверие, мистическая интоксикация. Смысл жизни заключается в том, чтобы скрыть свою инфицированность. Часто основной смысложизненной установкой у этих осужденных становится месть окружающим людям.

Апробация различных методов психокоррекции показала, что оптимальным методом работы по коррекции смысловой сферы ВИЧ-инфицированных осужденных является психологическое консультирование. Разработана программа консультирования, включающая:

— дотестовое консультирование, основной задачей которого является выработка обследуемым на антитела к ВИЧ осознанного решения (« информированного согласия ») о прохождении обследуемого;

— послетестовое консультирование, которое сопровождает пациента на всем протяжении заболевания и помогает ему преодолеть стресс, особенно при сообщении положительного результата исследования;

— групповое консультирование. Предложена программа занятий для фокусных групп, состоящих как из осужденных (здоровых и инфицированных ВИЧ), так и сотрудников пенитенциарной системы, работающих с ВИЧ-инфицированными. В процессе психологического консультирования в фокусной группе была снижена агрессивность как ВИЧ-инфицированных, так и окружающих по отношению к ним. Была проведена работа по профилактике распространения инфекции.

Результаты экспериментальной работы убедительно показывают, что смысловая сфера личности ВИЧ-инфицированных осужденных представляет как теоретический, так и практический интерес и перспективный объект для дальнейших исследований. Например, необходимо более глубокое и дифференцированное изучение смысловой сферы ВИЧ-инфицированных осужденных, страдающих наркоманией, склонных к суициду. Своеобразие этих категорий ВИЧ-инфицированных осужденных создает определенные трудности в проведении коррекционной и воспитательной работы, поэтому необходимо разработать адаптированные для них методики проведения консультирования. Возникает необходимость разработки новых апробированных методик, что требует специальной переподготовки психологов для работы с ВИЧ-инфицированными осужденными.

Нами сформулирован ряд предложений, вытекающих из диссертационного исследования, которые требуют юридического оформления. Например, согласно нормативным документам Минюста России информация об инфицированности осужденных является конфиденциальной и доступна только начальнику учреждения и медицинскому работнику, ответственному за работу с ВИЧ-инфицированными. Информация другим лицам (в том числе и психологу ) может быть предоставлена лишь с согласия пациента. Содержание данной категории спецконтингента в изолированных участках нарушает принцип конфиденциальности. Однако нельзя быть полностью уверенными в безопасности совместного содержания ВИЧ-инфицированных и ВИЧ-отрицательных осужденных. Изоляция может быть оправдана лишь защитой инфицированных от физического насилия со стороны остального спецконтингента после того, как станет известен их ВИЧ-статус. В то же время права осужденных, инфицированных ВИЧ, не должны быть ущемлены. Они должны иметь равный доступ в мастерские и к работам на кухне, участвовать во всех программах (культурных и спортивных мероприятиях, конкурсах, концертах художественной самодеятельности), проводимых со всеми осужденными. Это способствует формированию позитивного отношения сотрудников пенитенциарной системы и спецконтингента к ВИЧ-инфицированным, что является важным фактором их психологической адаптации к вынужденному взаимодействию. В результате снижается возможность возникновения неконтролируемых процессов, вызванных психологической напряженностью людей, находящихся в контакте с ВИЧ-инфицированными осужденными. Полноценная и продуктивная жизнь может стимулировать формирование у ВИЧ-инфицированных осужденных новых смысложизненных установок.

Список литературы диссертационного исследования кандидат психологических наук Корнеева, Галина Константиновна, 2004 год

1. Алъбуховская-Славская К. А. Стратегия жизни. М.: Мысль, 1976.-301 с.

2. Александровский Ю.А. Состояние психической дезадаптации и их компенсация. М.: Наука, 1976. — 272 с.

3. Алферов Ю.А. Типология преступников и исправительные програ-мы.-М.: ГУИН МВД СССР, 1991.-78 с.

4. Алферов Ю.А. Диагностика ценностных ориентаций осужденных и воспитательный процесс в ИТУ . М.: ГУИН МВД СССР, 1966. — 130 с.

5. Амбрумова А.Г., Тихоненко В.А. Суицид как феномен социально-психологической дезадаптации личности // Актуальные проблемы суицидологии. -М.: Наука, 1978. С. 6-8 .

6. Ананьев Б.Г. Человек как предмет познания — JL: Изд-во Ленингр. ун-та, 1968.-339 с.

7. Антология мировой философии. М.: Мысль, 1971. — Т. 3. — 760 с.

8. Антонян Ю.М., Гулъдман В.В. Криминальная психология. М.: Мысль, 1991.-248 с.

9. Анцыфероеа Л.И. Личность в трудных жизненных условиях: переосмысление, преобразование ситуаций и психологическая защита // Психол . журн. 1994. — № 1. — С. 3-18.

10. Асмолов А.Г., Братусь Б.С., Зейгарник Б.В. и др. О некоторых перспективах исследования смысловых образований личности // Вопросы психологии. 1979. — № 4. — С. 35-46.

11. Асмолов А.Г. Деятельность и установка. — М.: Изд-во Моск. ун-та, 1980.- 151 с.

12. Асмолое А.Г., Марилова Т.Ю. Роль смены социальной позиции в перестройке мотивационно-смысловой сферы у онкологических больных // Журн. невропатологии и психиатрии. 1985. — Вып. 12 — С. 1846-1851.

13. Бассин Ф.В. К развитию проблемы значения и смысла // Вопросы психологии. 1973. — № 6. — С. 13-24.

14. Бажин Е.Ф., ГнездиловА.В. Психогенные реакции у онкологических больных: методические рекомендации. — JL: Прогресс, 1998. 33 с.

15. Беляева В.В., Покровский В.В., Ручкина Е.В. Особенности психического состояния мужчин, инфицированных вирусом иммунодефицита человека // Сов. медицина. 1990. — № 8. — С. 16-18.

16. Беляева В.В., Ручкина Е.В. Некоторые особенности психического состояния лиц, инфицированных вирусом иммунодефицита человека, в процессе социально-психологической адаптации // Сов. медицина. 1991. -№ 2. — С. 80-82.

17. Беляева В.В., Ручкина Е.В. Консультирование в системе реабили -тации при ВИЧ-инфекции // Эпидемиология и инфекционные болезни. — 2001.-№ 1.-С. 53-56.

18. Братусъ Б.С. Аномальная личность. М.: Мысль, 1988. 301 с.

19. Братусъ Б.С. К изучению смысловой сферы личности // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 14, Психология. 1981. -№ 2. — С. 46-56.

20. Василюк Ф.В. Психология переживания (анализ преодоления критических ситуаций). — М.: Изд-во Моск. ун-та, 1983. — 200 с.

21. ВИЧ в тюрьмах: Практическое пособие для пенитенциарной системы новых независимых государств. — Москва: ВОЗ , 2001. 311с.

22. Выготский JJ.C. Собрание сочинений: В 6 т. / Под ред. М.Г. Ярошевского. -М.: Педагогика, 1984.

23. Герасименко В.Н. Реабилитация онкологических больных. — М.: Мысль, 1977.- 143 с.

24. Герасименко В.Н., Борисов КВ. О месте и роли психотерапии в онкологической практике // Клиническая медицина. 1974 — № 9. — С. 48-51.

25. Герасименко В.Н., Артюшенко Ю. В., Тхвостов А.Ш. Применение психологических методов в восстановительном лечении онкологических больных // Вопросы онкологии. 1982 — № 5. — С. 48-51.

26. Герасименко В. Н., Тхвостов А. Ш., Артюшенко Ю. В. К вопросу о психологической реабилитации онкологических больных // Вестн. АМН СССР. 1981. — № 8. — С. 61- 65.

27. Гинсбург М.Р. Личностное самоопределение как психологическая проблема // Вопросы психологии. 1988. — № 2. — С. 19-26.

28. Давыдова А.А., Исаев Д.Д., Чайка Н.А. Консультирование и психологическая помощь ВИЧ-инфицированным. СПб., 1993. — 125 с.

29. Деев В.Г. Психология направленности личности осужденных молодежного возраста: Учеб. пособие. Рязань: РВШ МВД СССР, 1979. -78 с.

30. Деев В.Г. Экспериментальные методы изучения направленности личности осужденных. Рязань: РВШ МВД СССР, 1979. — 138 с.

31. Дееев В.Г., Ушатиков А.И. Психология направленности несовершеннолетних осужденных. Рязань: РВШ МВД СССР , 1978. — 96 с.

32. Доклад о глобальной эпидемии ВИЧ/СПИДа (июль 2002 г.) // Объединенная программа ООН по ВИЧ/СПИДу: Док. и материалы. -Москва: Юнэйдс, 2002. 236 с.

33. Елеонский В.А. Отношение осужденных к наказанию и вопросы повышения эффективности их исправления и перевоспитания в местах лишения свободы: Учеб. пособие. Рязань: РВШ МВД СССР, 1980. — 200с.

34. Забродин Ю.М., Сосновский Б.А. Мотивационно-смысловые связи в структуре направленности человека // Вопросы психологии. 1977. — № 6.-С. 100-108.

35. Зейгарник Б.В., Братусь Б.С. Очерки по психологии аномального развития личности. — М.: Изд-во Моск. ун та, 1980.-157 с.

36. Кемеров В.Е. Проблема личности: методология исследования и жизненный смысл. — М.: Мысль, 1977. 256 с.

37. Ъ9. Кобица Ю.В., Жаркова JI.Д. Социально-психологические проблемы СПИДа // Врачебное дело. 1989. — № 7. — С. 4-6.

38. Коваль М.И. Социально-правовая адаптация лиц, отбывающих длительные сроки лишения свободы: Автореф. дис. . канд. юрид. наук. — Рязань; 1995.-24 с.

39. Короленко Ц.П., Донских Т. А. Лабиринты одиночества. М.: Мысль, 1989.-624 с.

40. Кудрявцев И.А., Сафуанов Ф.С., Васильева Ю.А. Особенности регуляции деятельности психопатологических личностей смысловыми и мотивационными установками // Журн. невропатологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. 1999. № 5. — С. 1837-1842.

41. Кулагин В.В. Основы профессиональной психодиагностики. JL: Прогресс, 1984.-С. 179.

42. Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. М.: Политиздат, 1975.-304 с.

43. Леонтьев А.Н. Проблема развития психики. М.: Политиздат, 1965.-352 с.

44. Леонтьев Д.А. Развитие идеи самоактуализации в работах А. Ма-слоу //Вопросы психологии. 1987. -№ 3. -С. 150-158.

45. Леонтьев Д.А. Методика изучения ценностных ориентаций. — М.: Смысл, 1992.- 16 с.

46. Леонтьев Д.А. Очерк психологии личности. М.: Смысл, 1992.43 с.

47. Леонгард К. Акцентуированные личности. Киев, 1981. — 392 с.

48. Личко А.Е., Кабанов М.М., Смирнов В.М. Психологическая диагностика и коррекция личности в клинике. — JL: Прогресс, 1983. 416 с.51 . Лурия Р.А. Внутренняя картина болезни и ятерогенные заболевания. М.: Медицина, 1977. — 111 с.

49. Mapiuioea Т.Ю., Артюшенко Ю.В., Швецова Г.Н Психологические особенности реабилитации больных раком шейки матки // Совершенствование методов реабилитации онкологических больных: Материалы Всесоюзн. Симп Д., 1978. — С . 46-47.

50. Маслоу А. Психология бытия,— М.: «Рефл — бук»; К.: « Ваклер », 1987.-304 с.

51. Менделевич В.Д. Клиническая медицинская психология. М.: МЕДпресс, 2001. 588 с.

52. МихлинА.С. Осужденные: кто они? Общая характеристика осу-денных (по материалам контрольной переписи осужденных 1994 г.) /Под ред. П.Г. Мищенкова. М.: ВНИИ МВД России, 1996. — 112 с.

53. Михлин А.С., Пирожков В. Ф. Ценностные ориентации осужденных к лишению свободы: Учеб. пособие. Рязань: РВШ МВД СССР, 1976.-53 с.

54. Мошков Г.Ю. Биографический метод и проблема психологии личности ученого // Вопросы психологии. 1994. -№ 4. — С. 131-142.

55. Мясищев В.Н. Личность и неврозы. Л.: Изд-во Ленингр. ун -та, 1960.-234 с.

56. Наприс А.В. Психологическая характеристика личностных жизненных планов и их влияние на поведение осужденных молодежного возраста (по материалам исправительных колоний): Автореф. дис. . канд. психол. наук. Рязань, 1997.-22 с.

57. Начала христианской психологии: Учеб. пособие для вузов / Б.С. Братусь , B.JI. Воейков, C.JI. Воробьев и др. — М.: Наука, 1995. 236 с.

58. Николаева В.В. Влияние хронической болезни на психику. — М.: Наука, 1987.- 168 с.

59. Орлов Ю.М. Психогенные реакции у онкологических больных. -Д.: Проресс, 1983.-63 с.

60. Основы психокоррекционной работы в ИТУ: Учебн.-метод. пособие //Информационный бюл.-М.: ГУИН МВД России 1996.-№ 30. -Ч. 1.-196 с.

61. Пезешкиан Н. Позитивная семейная психология. — М.: Наука, 1993.-234 с.

62. Пезешкиан Н. Психотерапия повседневной жизни. — М.: Наука, 1995.-336 с.

63. Покровский В.В. Эпидемиология и профилактика ВИЧ- инфекции и СПИДа. М.: Медицина, 1996. — 248 с.

64. Покровский В.В. СПИД кризисная инфекция // Терапевтический архив. — 1991.-№ 11.-С. 4-6.

65. Прикладная социальная психология / Под ред. А.Н. Сухова , А.А. Деркача. М.: Воронеж, 1998. — 688 с.

66. Психологический словарь. Минск; М.; Хаверст: ACT, 2001. —320 с.

67. Ратинов А.Р., Ефремова Г.Х. Правовая психология и преступное поведение. Теория и методология исследования. Красноярск: Изд-во Краснояр. ун -та, 1988. — 256 с.

68. Ратинов А.Р., Константинова Н.Я., Собчик Е.М. Самооценка преступников. М.: Наука, 1979 — С. 63-79.

69. Реале Дж., Антисери Д. Западная философия от истоков до наших дней. СПб.: Петрополис, 1994. — Т. 2 — 247 с.

70. Рубенштейн С.Л. Проблемы общей психологии. М.: Педагогика, 1967. — 415 с.

71. Саморегуляция и прогнозирование социального поведения личности / Под ред. В.А. Ядова. Л.: Прогресс, 1979. — 123с.

72. Селиванов С.Б. О состоянии ВИЧ-инфекции в учреждениях УИС Минюста России. Метод, письмо. М: ГУИН Минюста России, 2003. — 3 с.

73. Смирнов JT.M. Анализ опыта разработки экспериментальных методов изучения ценностей // Психол. журн. 1989 — № 1. — С. 157-168.

74. Смысл жизни: Антология / Сост. Н.К.Гаврюшина. -М.: Прогресс Культура, 1994. — 592 с.

75. СобчикЛ.Н. Введение в психологию индивидуальности. М.: Институт прикладной психологии, 2000. — 506 с.

76. Соколова Е. Т., Николаева В.В. Особенности личности при пограничных расстройствах и соматических заболеваниях. — М.: SvR — аргус, 1995.-360 с.

77. Соколова Е.Т. Самосознание и самооценка при аномалиях личности. -М.: Медицина, 1989.-215 с.

78. Столиц В.В. Кальвинъо М. Психосемантические различия личностных смыслов // Вестн. Моск. ун-та — Сер. 14, Психология. 1986. — № 3. -С. 13-22.

79. Сухов А.Н. Криминогенное общение в среде осужденных: Учеб. пособие. Рязань: РВШ МВД России, 1993.-134 с.

80. Тарасова М.А., Димашов А. С. ВИЧ-инфекция в первом полугодии 2003 г.//Ряз. мед. вестн.-2003.-№31.-С. 10-11.

81. Тихонравов Ю.В. Экзистенциальная психология: Учеб.-справ. пособие. М.: ЗАО « Бизнес школа Интел Синтез », 1998. — 238 с.

82. Txeocmoe А.Ш., Арина Г.А. Теоретические проблемы исследования внутренней картины болезни. Л.: Прогресс, 1990.-С.32 -38.

83. Ушатиков А.И., Казак Б.Б. Основы пенитенциарной психологии: Учеб. пособие. Рязань: Академия права и управления Минюста России, 2001.-533 с.

84. Фанталова Е.Б. Об одном методическом подходе к исследованию мотивации и внутренних конфликтов (на контингенте больных артериальной гипертонией и здоровых лиц) // Психол. журн. 1992. — №1. — С. 107-117.

85. Фанталова Е.Б. Методика «Уровень соотношений « ценности » и « доступности » в различных жизненных сферах» // Журн. практ. психолога . 1996.-№2.-С. 32-37.

86. Франкл В. Поиск смысла жизни и логотерапия . // Психология личности: Тексты/Под ред. Ю.Б. Гиппенрейтер , А.А. Пузырея.-М.: Изд-во Моск. ун-та, 1990.-С. 118-126.

87. Франкл В.Человек в поисках смысла: Сб. / Общ. ред. Л.Я. Гозмана Д.А. Леонтьева. М.: Прогресс, 1990. — 368 с.

88. Фромм Э. Анатомия человеческой деструктивности. М.: Наука,1994.-447 с.

89. Ядов В.А. О диспозиционной регуляции социального поведения личности // Методологические проблемы социальной психологии. — М.: Наука, 1975.-76 с.

90. Яковлев В.В. Психологическая характеристика смысловой сферы личности осужденных к лишению свободы: Автореф. дис. . канд. психол. наук. Рязань, 1999. — 22 с.

91. Morin S.F., Charles К.А., Malyon А.К. The psyhological impact of AIDS on day men // Am Psychol. 1984. — Vol. 39. — P. 1288-1293.

92. Hoppe F. Erfolqund und Messrfoly // Psecyol. Forscy. — 1930. P. 10.