Синдром хронической усталости герпес 7 типа

Инфекция герпесом 7 типа

Вирус герпеса человека седьмого типа (ВГЧ-7) открыт сравнительно недавно – в конце XX столетия. В связи с этим его свойства все еще недостаточно изучены.

Особый интерес для науки представляет возможное участие этого типа вируса в генезе некоторых тяжелых заболеваний лимфатической системы.

Общие сведения о вирусе

В настоящее время известно, что этот представитель семейства Герпесвирусов тропен к лимфатической системе человека. Впервые он обнаружен был именно в CD4+-Т-клетках (вид лимфоцитов), которые имеют рецепторы к этому виду вируса. Там же и происходит его жизненный цикл.

Распространенность вируса герпеса 7 типа очень велика. По некоторым данным, более 90% мирового населения являются его носителями.

Вирус обнаруживается в слюне и периферической крови. Исходя из этого, предполагают, что первичное заражение герпесом 7 типа происходит воздушно-капельным путем или при переливании крови и ее компонентов. После проникновения, вирус остается в организме человека навсегда.

В большинстве случаев, как и при других герпетических инфекциях, ВГЧ-7 в человеческом организме находится в неактивном состоянии. Его активизацию могут вызвать различные внешние и внутренние факторы, влияющие на состояние общей резистентности организма (иммунитета).

Заболевания, ассоциированные с ВГЧ-7

Герпес 7 типа у взрослых чаще всего проявляется возникновением так называемого синдрома хронической усталости (Chronic fatigue syndrome – CFS). В детском возрасте этот вид герпеса может провоцировать развитие такого заболевания, как внезапная экзантема (детская розеола).

Есть гипотеза, пока не подтвержденная научными фактами, что герпес 7 типа может являться причиной и другого кожного заболевания – розовый лишай (pityriasis rosea, болезнь Жибера, розеола шелушащаяся).

Также отмечена связь с обнаружением этого типа вируса у людей, страдающими лимфопролиферативными заболеваниями (лимфомы, некоторые виды лейкозов, болезнь Ходжкина и т. д.). Ведутся дальнейшие научные исследования в этом направлении.

В настоящее время доказано участие этого вируса в генезе двух заболеваний: синдрома хронической усталости у взрослых и внезапной экзантемы у детей.

Синдром хронической усталости

Как самостоятельное заболевание синдром был выделен в 1988 году. Несколько позже обнаружена связь такого патологического состояния с инфицированием вирусом герпеса шестого и/или седьмого типа.

Главными симптомами этой патологии являются:

  • Постоянное чувство усталости и снижение работоспособности не менее, чем на 50%.
  • Отсутствие заболеваний или иных причин, которые могут приводить к таким проявлениям.

Существуют и другие симптомы этого заболевания («малые» критерии). К ним относятся:

  1. Расстройства памяти и/или концентрации внимания.
  2. Наличие увеличенных и болезненных шейных лимфатических узлов.
  3. Явления фарингита.
  4. Болевые ощущения в мышцах.
  5. Боли в суставах (полиартралгии).
  6. Головные боли.
  7. Быстрая наступающая и продолжительная усталость после физического перенапряжения.
  8. Не приносящий освежения ночной сон.

Для постановки диагноза достаточно наличия обоих обязательных критериев и, минимум, четырех «малых» симптомов.

При синдроме хронической усталости могут наблюдаться и другие проявления:

  • Субфебрильная температура.
  • Эмоциональная лабильность, повышенная раздражительность.
  • Нарушения сна (бессонница или, наоборот, сонливость).
  • Депрессивные состояния.
  • Изменение массы тела.
  • Нарушения работы ЖКТ.
  • Расстройства аппетита.
  • Дизурия.
  • Возникновение аллергической патологии, повышенная чувствительность к лекарственным препаратам, ультрафиолетовым лучам и т. д.

Важным моментом является то, что все вышеперечисленные симптомы должны наблюдаться на постоянной основе не менее полугода.

Внезапная экзантема

Причиной развития этого детского заболевания является также и вирус герпеса 6 типа. Болеют чаще дети раннего возраста – от полугода до трех лет.

Инкубационный период составляет в среднем от пяти дней до двух недель. Заболевание начинается остро, с резкого повышения температуры тела до высоких цифр. Катаральные явления или другие инфекционные симптомы при этом отсутствуют. Высокая температура держится несколько дней – обычно 4–5. Затем она нормализуется, и практически одновременно с этим появляется специфическая сыпь.

Элементы сыпи при внезапной экзантеме представляют собой мелкие пятнышки или точки розового цвета, которые бледнеют при надавливании и не сливаются между собой. Первоначальная локализация высыпаний находится на спине и животе с последующим быстрым распространением и на другие участки тела. Общее самочувствие ребенка при этом не страдает.

Сыпь самостоятельно и бесследно исчезает через несколько дней после появления.

После перенесенного заболевания развивается стойкий иммунитет.

Диагностика

В диагностике заболеваний, ассоциированных с вирусом герпеса седьмого типа, помимо выявления характерных симптомов болезни, используют серологические методы, направленные на идентификацию возбудителя (ИФА, ПЦР и другие).

Помимо этого, при выявлении синдрома хронической усталости, часто необходима консультация психоневролога с целью анализа личности больного. Также исследуется иммунограмма.

При внезапной экзантеме, прежде всего, необходима тщательная дифференциальная диагностика с другими инфекционными заболеваниями, сопровождающимися лихорадкой и кожными проявлениями (скарлатина, корь, краснуха, аллергической патологией и т. д.). Обязательна консультация педиатра и инфекциониста.

Специфическая противовирусная терапия герпеса 7 типа представляет определенные трудности. Установлено, что этот тип герпесвируса малочувствителен к большинству представителей аналогов нуклеозидов, которые традиционно используются в лечении герпетической инфекции. Отмечена непостоянная чувствительность вируса герпеса седьмого типа лишь к двум препаратам этой группы, известных на данный момент: фоскарнету и ганцикловиру.

При внезапной экзантеме специфического лечения, как правило, не требуется. Применяется симптоматическое лечение, которое заключается, главным образом, в применении жаропонижающих и антигистаминных препаратов. Рекомендуется обильное питье.

Лечение синдрома хронической усталости

Терапия этого заболевания должна быть комплексной. При этом используются как лекарственные средства, так и немедикаментозные методы лечения. Комплекс лечебных мероприятий включает:

  • Противовирусное лечение.
  • Коррекция иммунного статуса при выявленных его нарушениях.
  • Модификация образа жизни: рациональное питание, дозированные физические нагрузки, отказ от вредных привычек и т. д.
  • Прием витаминно-минеральных комплексов. Основной акцент при этом делается на витамины группы В, С, препараты магния и некоторые другие.
  • При неврологических расстройствах с учетом ведущих симптомов применяются седативные препараты, транквилизаторы, антидепрессанты.
  • Массаж, водолечение (лечебный душ и ванны), некоторые методы физиотерапии с учетом симптоматики болезни.
  • Аутогенные тренировки, психическая релаксация.
  • Ноотропные препараты.

Лечение синдрома хронической усталости, как правило, длительное и может иногда составлять несколько лет.

ВГЧ-7 и беременность

До сих пор нет научно обоснованных фактов о влиянии вируса герпеса седьмого типа на течение и исход беременности. Учитывая, что по статистическим данным специфические антитела к этому типу герпесвируса определяются у подавляющего большинства взрослых людей, первичное инфицирование при беременности маловероятно.

Однако, если заражение ВГЧ-7 все же произошло во время беременности, особенно, в первом триместре, в небольшом количестве случаев могут развиваться осложнения, типичные для герпетической инфекции в целом (прерывание беременности, первичный иммунодефицит у ребенка и т. д.).

Синдром хронической усталости

Признаки синдрома хронической усталости

  • Длительно протекающий инфекционно – воспалительный процесс ротоглотки и носовой полости (невысокая температура, боли в горле, шейная лимфоаденопатия)
  • Неврологическая патология (нарушения сна по типу бессонницы или выраженной сонливости, снижение памяти, апатия, эмоциональная неустойчивость, снижение концентрации внимания)
  • Повышенная чувствительность к действию лекарственных аллергенов, пищевых продуктов, алкоголю, солнечному излучению и др.)
  • Вегетативно – эндокринные нарушения (снижение или повышение массы тела, дисфункция ЖКТ – снижение аппетита, аритмия, сердцебиение, потливость. и т.д)
  • Клинические признака аутоиммунитета: артралгии, миалгии, фибромиалгии

Болезнь не имеет географических границ, этнических и социальных рамок. Синдромом хронической усталости чаще страдают женщины 20- 40 лет. Пациенты с синдромом хронической усталости замечают появление симптомов заболевания после перенесенного острого респираторного заболевания, физического или психического стресса.
У основной массы пациентов симптомы возникают в период разгара вирусного заболевания, далее в течение нескольких недель они немного уменьшаются, но полного выздоровления не наступает.

Организм в состоянии хронической усталости балансирует на краю пропасти и для активизации клинических проявлений достаточно даже минимального негативного воздействия.

Причины возникновения синдрома хронической усталости

Причины возникновения синдрома хронической усталости по-прежнему до конца не ясны. Предполагается, что причинным фактором могут являться, в-первую очередь, вирусные инфекции.
Определенную роль в патогенезе синдрома играют: генетическая предрасположенность, иммунологические дисфункции.
Существует теория, рассматривающая синдром хронической усталости как мультифакторное расстройство взаимодействия иммунной, нейроэндокринной и нервной систем, проявляющееся у генетически предрасположенных лиц.
Ведущий механизм синдрома хронической усталости — дисфункция иммунной системы на фоне продолжительного физического и/ или психоэмоционального перенапряжения.

По мнению академика Н.Г. Арцимович (2002), синдром хронической усталости — постинфекционное хроническое заболевание, основное проявление которого — беспричинная выраженная общая слабость, выводящая на продолжительное время человека из активной жизни.
Так как основные системы органов, поражаемые при этом заболевании: иммунная и центральная нервная, название заболевания было изменено на синдром хронической усталости и иммунной дисфункции, что в полном объеме отражает патогенетическую основу заболевания и разграничивает синдром хронической усталости и естественное недомогание больных после перенесенный острых заболеваний и на фоне хронических болезней, травм.
При этом многими исследователями подчеркивается, что синдром хронической усталости — это заболевание.

Клиника синдрома хронической усталости

Синдром хронической усталости имеет различные клинические проявления. Чаще встречается в странах с высоким уровнем жизни. Пациентов беспокоят различные неврологические расстройства, возникающие после стрессов:

  • Нарушение памяти, утомляемость
  • Головные боли, боли в суставах, миалгии, хроническая простуда
  • Сниженный тонус
  • Снижение памяти, нарушение сна, рассеянность, раздражительность.

Страдает и эмоциональная сфера. Могут быть приступы паники или расстройства настроения, кроме этого могут редеть и выпадать волосы. Заболевание может длиться несколько месяцев или лет. В большинстве случаев эти жалобы сопровождаются длительной невысокой температурой (субфебрилитет), ночной потливостью, увеличением лимфоузлов (лимфоаденопатия), неприятными ощущениями в суставах.

Синдрому хронической усталости подвержены пациенты из разных социально – демографических групп и любых географических районов. Частота возникновения синдрома хронической усталости: от десяти до сорока пациентов на сто тысяч населения.

По данным многочисленных литературных источников, синдром хронической усталости появляется не только на фоне вирусных заболеваний, но и на фоне бактериальных и грибковых инфекций, лекарственной терапии, нарушения питания, аллергических реакций, сопровождать гормональные нарушения, аутоиммунные состояния, значительные физические нагрузки.

В наши дни во многих странах, особенно в США, ведутся исследования, целью которых является решение вопросов иммунопатогенеза и лечения синдрома хронической усталости. Многочисленные научные исследования подтверждают, что синдром хронической усталости — набор симптомов, появляющийся на фоне определенных заболеваний и проявляющийся нарушением работы иммунной, нервно – психической и эндокринной систем.

На сегодняшний день разработаны методы специфической диагностики и адекватной иммунной терапии пациентов с вторичными иммунодефицитами, сопровождающимися инфекционным синдромом.
Пролечены с положительными клинико – иммунологическим эффектом пациенты, большинство из которых нуждались и продолжают нуждаться в длительной индивидуальной иммунотерапии, а также в иммунопрофилактике инфекционной патологии. Обращает внимание, что более 1/3 пациентов имеют многочисленные жалобы, укладывающиеся в симптоматику синдрома хронической усталости, при этом практически в 100% случаев подтверждается лабораторно дисфункция иммунной системы и различные нарушения интерферонового статуса.

Вирусы и синдром хронической усталости

Еще на начальных этапах изучения проблемы синдрома хронической усталости предполагалось, что вирусные инфекции представляют собой основную причину возникновения синдром хронической усталости. Наибольшее внимание придавали роли герпесвирусов: вирусу герпеса человека 6 типа и вирусу Эпштейна – Барр. В дальнейшем данные выводы подвергались сомнению, однако по мере возникновения новых методов идентификации вирусов мнение ученых по данному вопросу менялось.

Индукторами синдрома хронической усталости часто служат герпесвирусы: вирус Эпштейна — Барр, вирус герпеса 6 типа, а также ретровирусы.
В развитии синдрома хронической усталости принимают также участие цитомегаловирус, вирус герпеса 7 и 8 типа, вирусы Борна, энтеровирус, арбовирус. В настоящее время установлено существенное значение вируса герпеса 6 типа в развитии синдрома хронической усталости: часто выявляются антитела к этому вирусу (ИФА метод), вирусная ДНК (ПЦР диагностика)
Доказана возможность развития синдрома хронической усталости после инфекционного мононуклеоза. Определено участие Эпштейна — Барр вируса в иммунологических нарушениях при синдроме хронической усталости

Главные причинозначимые факторы, способствующие формированию синдрома хронической усталости:

  • Вирусные инфекции
  • Инфекции, вызванные риккетсиями и спирохетами
  • Воздействие различных токсических факторов
  • Отравление хлорорганическими соединениями
  • Осложнения лекарственной терапии (антидепрессанты и др.)
  • Аллергические заболевания
  • Нарушения питания
  • Стресс
  • Врожденная предрасположенность

Синдром хронической усталости при простудных заболеваниях

При обследовании пациентов, страдающих повторными заболеваниями бронхо-легоной системы и назофарингеальной области, проведением физикального обследования, были отмечены определенные признаки синдрома хронической усталости у иммунокопрометированнх пациентов, страдающих повторными (от 6 до 24 и более раз в год) простудными заболеваниями. Под простудными заболеваниями подразумеваются частые ОРВИ и/ или обострения хронических бактериальных заболеваний (бактериальный фарингит или тонзиллит).

Свыше 50% пациентов этой группы также имели одновременно и частые обострения герпетической инфекции (вирус простого герпеса 1, 2 типа): 5-25 обострения в год и более.
В 70% случаев в соскобе из зева или слюне выявлялся вирус герпеса человека 6 типа или вирус Эпштейна –Барр (анализ выполнен методом ПЦР)
У всех пациентов были обнаружены изменения в иммунной системе в виде нарушений по одному звену или комбинированный иммунодефицит.
У данной группы больных, кроме признаков простудных заболеваний и обострения герпесвирусной инфекции, имели место симптомы, характерные для синдрома хронической усталости:

  • Усталость продолжительностью не менее шести месяцев с ухудшением не менее пятьдесяти процентов прежнего самочувствия
  • Выраженная физическая утомляемость с длительной (более 24 часов) усталостью
  • Физическая утомляемость стойкого характера, неадекватная физической или психоэмоциональной нагрузке
  • Ощущение мышечной слабости
  • Постоянные или периодически возникающие головные боли
  • Снижение памяти
  • Нарушение концентрации внимания
  • Нарушение процессов запоминания
  • Нарушение сна: сонливость или бессонница
  • Психогенные депрессии
  • Раздражительность
  • Непреходящие или периодически возникающие болевые ощущения в области горла
  • Лимфоаденопатия – умеренное увеличение и болезненность при пальпации тонзиллярных и или заднешейных лимфоузлов
  • Мигрирующие миалгии
  • Мигрирующие артралгии

При этом чаще наблюдались варианты сочетания различных проявления заболевания. Полученные клинические характеристики сопоставимы с классическими большими и малыми диагностическими критериями синдрома хронической усталости.

Многие американские исследователи опираются на критерии 1994 года. Согласно этим диагностическим критериями синдром хронической усталости считается установленным, когда у пациента обнаруживают 2 больших:

  • Усталость продолжительностью не менее шести месяцев с ухудшением не менее пятидесяти процентов прежнего самочувствия в течение шести месяцев
  • Исключение других возможных причин, которые могут вызвать хроническую усталость.

и 4 малых признака из следующих 8:

  • Шейная лимфоаденопатия
  • Снижение памяти или нарушение концентрации внимания
  • Першение в горле
  • Суставные боли
  • Частая, необычная для пациента головная боль
  • Мышечные боли
  • Выраженная усталость после физической нагрузки
  • Отсутствие бодрости после сна

По данным профессора Нестеровой И.В., от 13 -23 % лиц, страдающих повторными простудными заболеваниями бронхо – легочной системы и ЛОР – органов, имеют проявления синдрома хронической усталости.

хронические заболевания бактериальной этиологии, обострения которых часто происходят на фоне ОРВИ или самостоятельно, клинически протекают виде хронического тонзиллита, хронического фарингита, хронического трахеита, хронического бронхита.

Герпесвирусные инфекции у иммунокомпрометированных лиц, страдающих повторными инфекциями, могут быть представлены:

  • Вирусом простого герпеса 1 типа, вызывающим рецидивы лабиального и назофациального герпеса с частотой от 5-6 до 12-24 раз в год
  • Вирусом простого герпеса 2 типа, вызывающим рецидивы генитального герпеса с частотой от 5-6 до 12-24 в год
  • Вирусом Эпштейна – Барр, вирусом герпеса человека 6 типа, цитомегаловирусом, персистирующими и латентными, протекающими в виде хронических тонзиллофарингитов после перенесенной острой инфекции (инфекционного мононуклеоза, ОРВИ или без видимых клинических проявлений).

В настоящее время убедительно показано, что вирусы герпеса обладают возможностью поражать клетки иммунных органов и центральной нервной систем, эпителиальные клетки.

При этом герпесвирусы способны:
во- первых, ускользать от внимания иммунной системы, что обусловливает их длительную персистенцию и латентность,
во- вторых, повреждать клетки иммунной системы, нарушая их функционирование,
в- третьих, нарушать местные и общие механизмы работы иммунной системы, используя механизмы мимикрии,
в- четвертых, герпесвирусы, например вирус Эпштейна – Барр, способны запускать аутоиммунные процессы, инициируя поликлональную В-активацию синдрома хронической усталости

Лечение синдрома хронической усталости

Лечение пациентов с вторичным иммунодефицитом – сложный и многогранный процесс. Это:

  • Полноценная, разнообразная, сбалансированная диета.
  • Режим ограниченного щажения. Ограничение контакта с носителями вирусных и бактериальных агентов.
  • Гипоаллергенная диета (при необходимости).
  • Санация всех выявленных очагов хронических инфекций.
  • Восстановление микрофлоры кожи, слизистых оболочек.
  • Иммуномодулирующая терапия.
  • Адекватная антибиотикотерапия; противовирусное, противогрибковое лечение.

По данным исследований (Нестерова И.В., 2007 г.) регрессия клинических проявлений синдрома хронической усталости после проведенного лечения была достигнута у 83-95% пациентов. Это выражалось в регрессии хронической усталости, восстановлении работоспособности, мыслительной активности и памяти, улучшении настроения.

Эффективность терапии синдрома хронической усталости

Клинические эффекты лечения синдрома хронической усталости и иммунодефицита

  • Регрессия хронической усталости
  • Восстановление работоспособности
  • Восстановление мыслительных способностей
  • Улучшение памяти
  • Улучшение настроения
  • Ремиссия хронического фарингита и хронического тонзиллита
  • Сокращение количества острых вирусных инфекций до 1-3 в год
  • Уменьшение эпизодов обострениягерпеса до 1-2 в год
  • Элиминация герпесвирусов: вирус Эпштейна – Барр, вирус герпеса человека 6 типа (ПЦР – додиагностический уровень)

Таким образом, проведение полноценного сбора иммунологического анамнеза, корректной физикальной, функциональной и лабораторной диагностики, включающей и иммунодиагностику, позволяет распознать постинфекционный синдром хронической усталости, подобрать адекватные программы иммунореабилитации, включающее иммунотерапию и, в итоге, получить хорошую клинико – иммунологическую эффективность у 82-95% пациентов.

Синдром хронической усталости и иммунной дисфункции

Синдром хронической усталости (СХУ) является постинфекционным (ОРВИ) хроническим заболеванием, основное проявление которого — немотивированная выраженная общая слабость, на длительное время выводящая человека из активной повседневной жизни. Ране

В Соединенных Штатах Америки вспышка заболевания впервые была отмечена в 1984 году в небольшом местечке Incline Village штата Невада докторами P. Cheney и D. Peterson. В тот период авторы первопричиной эпидемии считали вирус Эпштейна-Барр, поскольку у большинства заболевших были обнаружены в крови антитела к указанному вирусу. Дальнейшие исследования позволили выявить антитела и к другим вирусам. Характер эпидемии и обнаружение противовирусных антител позволили авторам определить свою теорию возникновения СХУ как вирусную.

Благодаря усилиям исследователей многих стран мира — Великобритании, Австралии, Германии и, в первую очередь, США, уже к 1988 году были сформулированы основные диагностические критерии синдрома хронической усталости [3]. Поскольку главными мишенями болезни являются ЦНС и иммунная система, название заболевания изменилось на «синдром хронической усталости и иммунной дисфункции», что полнее отражает патофизиологическую основу заболевания и подчеркивает различие между СХУ и естественным недомоганием больных после острых и хронических заболеваний или травм. Синдром не ограничивается какими-либо географическими или социально-демографическими группами. По данным разных авторов, частота СХУ может составлять 10 — 37 случаев на 100 тыс. населения.

Для диагностики СХУ используются критерии, опубликованные в 1988, 1991, 1992 и 1994 гг. Центром контроля за заболеваниями (США), которые включают в себя комплекс больших, малых и объективных критериев. Большими диагностическими критериями служат: 1) непроходящая усталость и снижение работоспособности (не менее чем на 50%) у ранее здоровых людей в течение последних шести месяцев; 2) исключение других причин или болезней, которые могут вызвать хроническую усталость.

К малым симптоматическим критериям заболевания следует отнести следующие. Заболевание начинается внезапно, как и при гриппе, с 1) повышения температуры до 38°С; 2) болей в горле, першения; 3) небольшого увеличения (до 0,3 — 0,5 см) и болезненности шейных, затылочных и подмышечных лимфатических узлов; 4) необъяснимой генерализованной мышечной слабости; 5) болезненности отдельных групп мышц (миалгии); 6) мигрирующих болей в суставах (артралгии); 7) периодических головных болей; 8) быстрой физической утомляемости с последующей продолжительной (более 24 часов) усталостью; 9) расстройства сна (гипо- или гиперсомния); 10) нейропсихологических расстройств (фотофобия, снижение памяти, повышенная раздражительность, спутанность сознания, снижение интеллекта, невозможность концентрации внимания, депрессия); 11) быстрого развития (в течение часов или дней) всего симптомокомплекса.

Объективными (физикальными) критериями служат: 1) субфебрильная лихорадка; 2) неэкссудативный фарингит; 3) пальпируемые шейные или подмышечные лимфоузлы (менее 2 см в диаметре). Диагноз СХУ устанавливается при наличии 1 и 2 больших критериев, а также малых симптоматических критериев: 6 (или больше) из 11 симптоматических критериев и 2 (или больше) из 3 физикальных критериев; или 8 (или больше) из 11 симптоматических критериев.

Заболеванию подвержены люди любого возраста, однако замечено, что женщины в возрасте 25 — 49 лет болеют чаще, чем мужчины. В отдельных случаях заболевание развивается спустя 2 года после первой атаки. У большинства пациентов хроническая усталость и другие сопутствующие симптомы, начавшись в период гриппоподобного заболевания, по прошествии одной-двух недель несколько уменьшаются, но выздоровление не наступает. В наиболее тяжелых случаях может начаться сильная депрессия, наступает потеря концентрации внимания и резкая физическая слабость. Описаны случаи спонтанного выздоровления. Однако большая часть больных продолжает страдать от циклических заболеваний в течение многих месяцев или лет.

Руководствуясь при установлении диагноза СХУ основными критериями, следует обращать особое внимание на особенности течения этого заболевания в каждом конкретном случае. По мнению многих исследователей, при СХУ могут быть нарушения со стороны желудочно-кишечного тракта, почек, печени и сердца, возникает аллергия и повышенная чувствительность к запахам, лекарству, алкоголю, наблюдается резкая потеря веса без нарушения диеты, потливость по ночам, светобоязнь, выпадение волос и мн. др.

Для правильной диагностики СХУ необходима дифференциальная диагностика с заболеваниями эндокринной системы, ревматическими заболеваниями, неврологическими заболеваниями, гематологическими заболеваниями, хроническими системными заболеваниями, отравлениями тяжелыми металлами, наркотиками, алкоголем и последствиями облучения. Кроме того, дифференциальная диагностика должна быть проведена и с таким заболеванием, как фибромиалгия (ФМ), при которой наблюдаются хронические и множественные мышечные боли, усталость, расстройства сна и другие симптомы, сходные с СХУ (табл. 1).

Таблица 1. Сравнение степени выраженности характерных признаков при СХУ и ФМ

Говоря об этиологии и патогенезе заболевания и роли иммунной системы, следует отметить существование нескольких теорий. По мнению профессора J. Goldstein — директора Института синдрома хронической усталости (Калифорния, США), болезнь вызывается пока не установленным вирусом. Это может быть один из герпес-вирусов (Эпштейна-Барр /EBV/, цитомегаловирус /CMV/, вирус герпеса 1 и 2 типа /HHV-1, 2/, вирус герпеса 6 типа /HHV-6/), вирусы Коксаки А или В, энтеровирусы и др., что подтверждается рядом исследователей [5]. J. Goldstein определяет СХУ как мультипричинное расстройство нейроиммунных механизмов, которое проявляется у генетически предрасположенных личностей в результате активации инфекционными агентами иммунной системы и дисрегуляции ЦНС, преимущественно ее височно-лимбической области. Лимбическая система не только принимает участие в регуляции активности вегетативных функций, но в значительной степени определяет «профиль» индивидуума, его общий эмоционально-поведенческий фон, работоспособность и память, обеспечивая тесную функциональную взаимосвязь соматической и вегетативной нервных систем. Латентная инфекция может приводить к болезни (т. е. включаться) при воздействии ряда возможных стимулов: тяжелый эмоциональный стресс, неблагоприятные факторы внешней среды, интоксикации, травмы, хирургические вмешательства, беременность, роды и др. Один из возможных путей развития иммунной дисфункции у пациентов с СХУ и множественными аллергиями представлен на схеме.

Другая теория отводит главную роль нейропсихиатрическим факторам с преобладанием иммунодисрегуляции. Нейропсихологические расстройства признаны одним из диагностических критериев СХУ. G. Taerk с соавторами отмечали существенное по сравнению с контрольной группой повышение частоты депрессий среди больных СХУ. Общепринятыми методами диагностики выраженная депрессия выявлялась у 16 из 24 пациентов. Кроме того, у 50% больных с хронической усталостью был, по крайней мере, один эпизод депрессии до начала СХУ. I. Hickie с соавторами обнаружил депрессию у 46% больных с СХУ. У 12% из них эпизоды депрессии предшествовали началу СХУ. Ученые считают, что депрессия, как преморбидное состояние, встречается у больных с СХУ чаще, чем в контрольных группах. Это позволяет предположить психологическую предрасположенность к СХУ.

Роль депрессии в развитии СХУ трудно оценить, так как многие соматические признаки первичной депрессии совпадают с симптомами при СХУ. Следовательно, в каждом конкретном случае врач должен решать, является ли психическое расстройство причиной или компонентом СХУ. Следует отметить, что некоторые иммунологические изменения были описаны у депрессивных больных, в основном они характеризовались снижением клеточных иммунологических показателей. Поэтому можно предположить, что хотя бы частично иммунологические сдвиги при СХУ могут быть обусловлены сопутствующей депрессией.

В то же время, по мнению группы ведущих исследователей СХУ из Вашингтонского университета, депрессия и другие психологические проблемы, ассоциированные с хронической усталостью, являются результатом этой усталости или иммунологическими и психологическими дисфункциями, встречающимися независимо.

Многочисленные данные указывают на то, что при СХУ наблюдаются как количественные, так и функциональные иммунологические нарушения [1, 6]. Существует большое число «пусковых механизмов», вызывающих иммунологические реакции, которые вовлекают различные типы клеток крови и малых молекул, таких как интерферон и интерлейкин. Можно полагать, что у больных СХУ эти механизмы нарушены [7].

В настоящее время не существует лабораторных тестов, которые однозначно указывали бы на наличие или отсутствие у пациента СХУ [6]. Более того, данные, приводимые различными исследователями, говорят о возможности изменения многих показателей как в сторону увеличения, так и в сторону уменьшения. Например, по некоторым источникам [4, 7], у 20% больных с СХУ наблюдается лейкоцитоз и у такого же количества — лейкопения. Относительный лимфоцитоз отмечается в среднем в 22% случаев (от 0% до 71% по разным данным) [6]. Австралийские исследователи, напротив, обнаружили лимфопению у 28% пациентов. Есть сведения, что у 30% больных присутствуют атипичные лимфоциты и в 48% случаев наблюдается моноцитоз [6]. Согласно исследованиям [7], в среднем у 31% пациентов отмечено снижение уровня сывороточных иммуноглобулинов классов A, D, G и M. Дефицит IgD, преимущественно подклассов G1 или G3, имели 45% наблюдавшихся пациентов [8]. По другим материалам уровень иммуноглобулинов увеличен у 28% больных СХУ [7]. В среднем 53% пациентов имели низкие уровни циркулирующих иммунных комплексов, при этом только у 25% отмечалась сниженная активность комплемента [6].

Проявление дисфункции иммунной системы у больных СХУ выражалось также в снижении цитологической активности естественных киллеров; повышении уровней интерлейкинов 1-альфа, 2 и 6; снижении у митоген-стимулированных лимфоцитов повышенного содержания альфа-интерферона и других цитокинов; изменении числа и функции Т- и В-лимфоцитов [6].

Замечено, что у большинства пациентов с СХУ заболевание сопровождается аллергическими проявлениями, включая повышенную кожную реакцию к целому ряду аллергенов и увеличению уровня циркулирующего IgE. Механизмы этой аллергии пока не выявлены.

Серологические исследования обычно не выявляют значительных отклонений. Есть сведения о присутствии в низких концентрациях антиядерных антител и ревматоидного фактора, но без клинических проявлений системной волчанки или ревматоидного артрита. Увеличение содержания криоглобулинов и холодовых агглютининов было найдено у небольшого числа (8%) пациентов.

Остается спорным вопрос в отношении обнаружения специфических противовирусных антител (HHV-6, EBV, CMV, Coxsackie, Herpes simplex). Предполагается их реактивация у больных СХУ. Энтеровирусы также могут служить этиологическим фактором. Сторонники вирусной этиологии заболевания настаивают на латентном вирусе или вирусах, которые при определенных условиях активируются. Ясно одно, что они обладают нейро- и иммунотропными свойствами, так как при СХУ поражаются центральная нервная система и иммунная. Таким образом, изменения лабораторных показателей при СХУ различны, иногда противоречивы, часто незначительны по степени. Несмотря на это, несомненным является изменение функционального состояния иммунной системы.

При постановке диагноза синдрома хронической усталости и иммунной дисфункции на основе медицинских данных и собственного анализа, помимо определенных клинических и объективных критериев, необходимо учитывать и ряд иммунологических показателей, имеющих несомненно важное диагностическое значение. Они суммированы в табл. 2.

Герпесвирусы 6, 7, 8-го типов

За последние 15 лет выделены три новых антропонозных представителя этого семейства — HHV-6, HHV-7, HHV-8, которые характеризуются многообразием клинических проявлений и бессимптомным носительством. HHV-6 Герпесвирус 6-го типа (HHV-6, ВГЧ-6) относительн

За последние 15 лет выделены три новых антропонозных представителя этого семейства — HHV-6, HHV-7, HHV-8, которые характеризуются многообразием клинических проявлений и бессимптомным носительством.

Герпесвирус 6-го типа (HHV-6, ВГЧ-6) относительно недавно внесен в список известных человеческих патогенов и является серьезным претендентом на роль этиологического агента рассеянного склероза и лихорадки новорожденных с судорожным синдромом, инфекционных мононуклеозов негативных по вирусу Эпстайна–Барр (ВЭБ) и цитомегаловирусу (ЦМВ) и ассоциированного с HHV-6 энцефалита. HHV-6 также является кофактором СПИДа, некоторых форм карцином шейки матки и назофарингеальных карцином.

Впервые HHV-6 был выделен в 1986 г. из лимфоцитов периферической крови пациентов с различными лимфопролиферативными заболеваниями, в том числе инфицированных ВИЧ. Новый вирус был назван В-лимфотропным вирусом человека (HBLV — human B-lymphotropic virus). HBLV инфицировал только свежие В-лимфоциты in vitro. Позднее был описан более широкий спектр клеточного тропизма, преимущественно к Т-клеткам, вследствие чего вирус переименовали в HHV-6.

HHV-6 сходен с остальными герпесвирусами, но отличается от них по биологическим, иммунологическим свойствам, спектру чувствительных клеток, антигенной структуре, составу генома, количеству и молекулярной массе структурных вирусных белков. Диаметр вириона — 160–200 нм, тип симметрии икосаэдрический, содержит 162 капсомера, имеет суперкапсидную липидосодержащую оболочку. Геном представлен двунитчатой ДНК. Рестрикционный анализ ДНК HHV-6 установил вариабельность генома различных изолятов вируса. При сравнении первичной структуры геномов HHV-6 и ЦМВ было обнаружено их определенное сходство. Степень гомологии между HHV-6 и ЦМВ была большей, чем между HHV-6 и другими герпесвирусами, что свидетельствует о тесной связи геномов этих двух вирусов.

Исследования изолятов HHV-6 от людей с различной патологией показали, что они принадлежат к двум вариантам: А или В (HHV-6А и HHV-6В). Варианты различаются между собой по клеточному тропизму in vitro, рестрикционному эндонуклеазному профилю, нуклеотидной последовательности, реактивности с моноклональными антителами, сероэпидемиологии и причастности к различным заболеваниям. Инфекция, индуцированная HHV-6А, наблюдается реже, и роль данного варианта вируса в патологии человека недостаточно ясна, а HHV-6В является основным этиопатогеном внезапной экзантемы (Exantema subitum).

Репликация in vitro. Вирус HHV-6 селективно тропен к CD4 + -Т-клеткам, но также способен поражать Т-клетки с детерминантами CD3 + , CD5 + , CD7 + , CD8 – . Вирус реплицируется во многих клеточных первичных и перевиваемых культурах различного происхождения: лимфоцитах Т-ряда, моноцитарно-макрофагальных, мегакариоцитах, глиальных клетках, клетках тимуса, в свежевыделенных лимфоцитах человека. Ростовой цикл вируса длится 4–5 дней. Оболочечный вирион идентифицировали методом электронной микроскопии на 5-й день после инфицирования в цитоплазме клеток и экстрацеллюлярно; вирусную ДНК и нуклеокапсид — на 3-й день. Инфицированные HHV-6 клетки на 5-й день образовывали синцитии с ядерными и цитоплазматическими включениями, отмечались «баллонообразные» крупные клетки, репродукция вируса сопровождалась деструкцией и лизисом клеток. На 5–10-й день почти 90% всех клеток были поражены вирусом.

Эпидемиология HHV-6-инфекции. Первые клинико-эпидемиологические исследования, проведенные в 1986 г., выявили наличие этой инфекции в зоне отдыха в штате Невада (США). Клинически заболевание выражалось в гриппоподобной симптоматике с повышением температуры, ночным потом, увеличением лимфатических узлов, рядом психологических симптомов (усталость, депрессия). Заболевание получило название «синдром хронической усталости». При этом у 75% больных выявлялись антитела к HHV-6. Год спустя первый больной с клинически сходным заболеванием и антителами к HHV-6 в крови был зарегистрирован в Германии. В дальнейшем эта инфекция была выявлена в Европе (Англия, Швеция) и Африке. При этом разные исследователи сообщили о выделении HHV-6 из клеток крови не только от лиц с различными лимфопролиферативными и гематологическими заболеваниями, инфицированных HTLV-1, ВИЧ-1 и ВИЧ-2 или больных СПИДом, но и от здоровых взрослых.

По данным российских авторов, у 80% здоровых доноров, у 65% ВИЧ-инфицированных и 73% онкологических больных выявляются антитела к HHV-6. При рождении большинство детей серопозитивны за счет материнских антител, титр которых снижается к 5 мес. Однако к одному году процент серопозитивных малышей оказывается таким же, как среди старших детей и взрослых. Высокая частота выявления антител и ранний возраст инфицирования указывают на присутствие вируса в ближайшем окружении. Выделение HHV-6, определение вирусных белков и ДНК в образцах слюны и мокроты указывают на то, что вирус находится в организме человека в слюнных железах, а эксперименты in vitro показали, что он в латентной фазе сохраняется в моноцитах/макрофагах. В естественных условиях основным путем передачи вируса является воздушно-капельный. Нельзя исключить вертикальный путь заражения; антигены вируса присутствовали в абортивном материале в ряде случаев при спонтанных абортах. Также не исключаются половой путь передачи вируса и перинатальная инфекция. Длительная репродукция при острой инфекции и персистенция HHV-6 в клетках крови внешне здоровых людей, включая доноров, является серьезным фактором риска передачи вируса при переливании крови и ее компонентов, трансплантации органов и тканей. Посттрансплантационная серологическая конверсия к HHV-6 отмечается у 43% реципиентов. При этом повышенный титр антител к HHV-6 в крови реципиентов персистировал в течение 2 лет после трансплантации.

Диагностика. Диагностика HHV-6-инфекции основана на сравнительном анализе результатов выделения вируса на чувствительных культурах клеток от больного, обнаружении вирусных белков (при использовании иммунопероксидазного и иммунофлюоресцентного методов, электронной микроскопии) или его генома (при использовании методов гибридизации и полимеразной цепной реакции (ПЦР)) в материалах от больного и выявлении вирусспецифических антител в крови. Вирусспецифические иммуноглобулины класса М (IgM) синтезируются через 2 нед после острой первичной инфекции, достигая титра 1:1280, по данным непрямой иммунофлюоресценции, а класса G (IgG) — на неделю позже и достигают более высокого титра — 1:10240. Поскольку титр IgM быстро снижается и они исчезают через 4–6 нед, острая первичная HHV-6-инфекция диагностируется по наличию IgG (положительным считается титр выше 1:20). Синтез IgM возможен как при первичной, так и при реактивации латентной HHV-6-инфекции. Периодическая реактивация и активная персистентная HHV-6-инфекция у больных с дефектом иммунного ответа, как и при других герпесвирусных инфекциях, приводит к повышению титра вирусспецифических IgG, зачастую без соответствующего повышения титра IgМ.

Первичная HHV-6-инфекция у иммунокомпетентных лиц диагностируется на основании корреляции наличия и нарастания титров вирусспецифических IgG и IgМ с динамикой развития клинических проявлений заболевания. Серологическое исследование должно дополняться выделением вируса и/или обнаружением генома. При иммунных нарушениях и реактивации HHV-6-инфекции число таких геномнесущих клеток возрастает до 50–70, а обнаружение геномнесущих клеток в пределах 200-7500 свидетельствует о патогенетической связи реактивированной HHV-6-инфекции с заболеванием.

Клиника. Спектр заболеваний, связанных с HHV-6, довольно широк. Полиморфизм патологии зависит как от формы инфекции, так и от штаммовых различий вируса.

К заболеваниям, ассоциированным с первичной острой HHV-6-инфекцией, относятся: синдром хронической усталости (миалгический энцефаломиелит); внезапная экзантема у новорожденных и более старших детей (roseola infantum exantema subitum); инфекционный мононуклеоз у подростков и взрослых, не связанный с ВЭБ-инфекцией; гистиоцитарный некротический лимфаденит (KiKuchi’s lymphadenitis).

Заболевания, ассоциированные с персистентной HHV-6-инфекцией, включают: лимфопролиферативные (иммунодефицит, лимфаденопатия, поликлональная лимфопролиферация); злокачественные лимфомы (неходжкинская лимфома, периферическая Т-клеточная лейкемия, В-клеточная лимфома, дерматопатическая лимфаденопатия, болезнь Ходжкина, синусоидальная В-клеточная лимфома, плеоморфная Т-клеточная лимфома).

HHV-6 связывают с различными лимфопролиферативными и иммуносупрессивными заболеваниями, с внезапной экзантемой новорожденных, злокачественными новообразованиями, аутоиммунной патологией, некоторыми заболеваниями ЦНС и др. Реинфекция HHV-6 наблюдается у больных с нарушенным иммунным статусом, иммуносупрессией (трансплантация органов, СПИД и др.).

Доказана этиологическая роль HHV-6 в развитии внезапной экзантемы — широко распространенного заболевания детей в возрасте от 3 мес до 3 лет. В части случаев причиной молниеносной экзантемы является HHV-7. Инкубационный период заболевания — 5–15 дней. Заболевание характеризуется высокой лихорадкой (38,5–40°С) в течение 3–5 дней, в дальнейшем в течение 1–3 дней наблюдаются эритематозная или макулезная кожная сыпь, которая совпадает со снижением температуры. Около половины всех случаев первой в жизни лихорадки новорожденных связаны с первичным инфицированием HHV-6.

С развитием экзантемы связывают преимущественно вариант HHV-6В. В период лихорадки (и даже перед этим) вирус присутствует в CD4+-клетках; в это время выделить вирус из крови больных удается более чем в 90% случаев.

Антитела к HHV-6 отсутствуют в острой фазе болезни и начинают определяться в большинстве случаев на 6–8-й день от начала заболевания. IgM-антитела выделяются на 5-й день лихорадки и обнаруживаются в течение 2–3 нед. IgG-антитела появляются на 7-й день, достигая максимума через 2–3 нед, и персистируют длительное время. Обычно заболевание заканчивается без осложнений, но описаны клинические случаи манифестной инфекции с различными симптомами: лихорадка выше 40°С, воспаление барабанной перепонки, респираторные и гастроинтестинальные симптомы, неврологические осложнения (энцефалиты, менингоэнцефалиты, асептический менингит, судороги с последующей эпилепсией); имеются сообщения о протекании первичной HHV-6-инфекции с гепатоспленомегалией, фатальным фульминантным гепатитом, фатальной диссеминированной инфекцией.

Потенциальная онкогенность HHV-6 и роль в характеризующемся множеством стадий процессе онкогенеза подтверждается следующими фактами. HHV-6 активирует онкопротеины Е6 и Е7 вируса папилломы человека при цервикальной карциноме. ДНК HHV-6 способна индуцировать неопластическую трансформацию клеток NIH3T3 in vitro и на животных моделях.

При анализе образцов слюны от больных назофарингеальной карциномой, методом ПЦР в ряде случаев выявлена ДНК HHV-6. У этих же больных было отмечено достоверное повышение титров антител к HHV-6 класса IgG и, в отличие от здоровой популяции, найдены антитела класса IgA. Таким образом, можно полагать, что наличие антител класса IgA к HHV-6 может служить признаком назофарингеальной карциномы.

Методом ПЦР, гибридизации in situ, ДНК HHV-6 была идентифицирована в тканях и клетках биопсийных образцов ходжкинских, смешанных В- и Т-клеточных неходжкинских лимфом, при ангиоиммунобластоидной лимфаденопатии, африканской лимфоме Беркитта, Т-клеточной острой лимфобластоидной лейкемии, лимфогранулематозе, инфекционном мононуклеозе, не связанном с ВЭБ, и ряде других лимфопролиферативных заболеваний.

Роль HHV-6 в возникновении синдрома хронической усталости обсуждается различными авторами, однако доказательства, которые приводятся в подтверждение этой гипотезы, неоднозначны.

HHV-7 впервые изолирован из CD + -Т-клеток здоровых людей. Анализ гибридизации ДНК показал, что HHV-7 отличается от уже известных герпесвирусов, но имеет идентичные участки с ЦМВ и HHV-6.

История открытия этого вируса такова: в 1990 г. в процессе изучения ВИЧ-1 в Военно-медицинском научно-исследовательском институте США было отмечено, что в 13-дневных культурах неинфицированных активированных CD4 + -Т-клеток, полученных от внешне здорового 26-летнего обследуемого, развивается спонтанный цитопатический эффект, характеризующийся «баллонизацией» клеток и небольшим синцитием. При этом клетки были свободны от ВИЧ-инфекции, что подтверждалось отсутствием р24 ВИЧ и обратнотранскриптазной активности. Эти культуры клеток были переданы в Национальный институт аллергии и инфекционных болезней (США), где в ходе дальнейших исследований вышеуказанный изолят был обозначен как HHV-7 — ВГЧ-7.

Позднее вирус с аналогичными характеристиками был выделен другими исследователями.

Сероэпидемиологические исследования показали, что HHV-7 широко распространен. Частота изоляции HHV-7 у детей в возрасте 0–11 мес составляет 0%, 12–23 мес — 50%, 24–35 мес — 75%, старше 36 мес — 100% (в отличие от HHV-6 , при котором сероконверсия отмечается в возрасте до 12 мес). В крови доноров ДНК HHV-7 была выявлена у 97,3% обследованных лиц, при этом носительство генома HHV-7 отмечалось на протяжении 53 нед. Таким образом, HHV-7 персистирует у хозяина уже после первичной инфекции и максимально часто изолируется от здоровых взрослых.

При электронно-микроскопическом исследовании ультратонких срезов клеток, инфицированных HHV-7, выявлены типичные для герпесвируса вирионы диаметром до 170 нм, ДНК 150Кб. Вирионы содержали электронно-плотное цилиндрическое ядро, капсид, тегумент и внешнюю оболочку и имели значительное морфологическое сходство с HHV-6. Гибридизационный анализ показал, что ДНК HHV-7 отличается от ДНК вируса простого герпеса, ВЭБ, опоясывающего лишая и ЦМВ. В то же время ДНК ЦМВ имеет ограниченную перекрестную гибридизацию с ДНК HHV-7 (гомология находится на уровне 36%). Несколько большее сходство выявлено между ДНК HHV и ДНК HHV-7 (по разным данным, гомология находится на уровне 57,5–58,8%). Однако на основании ряда критериев можно сделать вывод, что речь идет о разных вирусах, а не о различных штаммах одного вируса. К настоящему времени HHV-7 классифицируется как член подсемейства β-герпесвирусов.

Распространенность инфекции и пути ее передачи неизвестны. Имеются данные и о выделении HHV-7 из слюны инфицированных, а также персистенции вируса в Т-лимфоцитах, в связи с чем предполагается возможность наличия воздушно-капельного пути передачи инфекции, особенно у детей раннего возраста, и передачи инфекции при переливании крови и ее компонентов. Для выделения и идентификации HHV-7 используют культуру мононуклеаров периферической крови, метод непрямой иммунофлюоресценции, электронной микроскопии, молекулярной гибридизации и сиквенс-анализа ДНК.

Значение HHV-7 в патологии не изучено. HHV-7 ассоциируется с лимфопролиферативными заболеваниями, синдромами хронической усталости и иммунодефицита.

Как самостоятельное заболевание синдром хронической усталости впервые был выделен в 1988 г. Центром по контролю заболеваний (The Centers for Disease Control–CDC, Атланта, США). Поводом для этого послужило внезапное увеличение в штате Невада в 1984 г. числа больных, жалующихся на постоянную усталость, сопровождающуюся рядом соматических и психологических симптомов — при отсутстви видимой причины заболевания. Подобные вспышки заболевания наблюдались и раньше: в Лос-Анжелесе в 1934 г., в Исландии в 1948 г., в Лондоне в 1955 г., во Флориде в 1956 г. Работы по изучению синдрома хронической усталости в США возглавили P. Cheney и D. Peterson. Вскоре в США были открыты специальные клиники для этих больных и создана Национальная ассоциация. Данное заболевание в настоящее время изучается также в Великобритании, Германии, Австралии, Японии и других странах.

В опубликованном CDC в марте 1988 г. в журнале «Annals of Internal Medicine» докладе были сформулированы диагностические критерии (большие и малые) синдрома хронической усталости. Этот диагностический комплекс подвергался пересмотру в 1991, 1992, 1994 гг. К большим (обязательным) диагностическим критериям относят наблюдающиеся в течение не менее 6 мес у ранее здоровых людей постоянную усталость и снижение работоспособности на 50% и более. Вторым обязательным критерием является отсутствие заболеваний или других причин, которые могут вызвать такое состояние.

Малые критерии можно объединить в несколько групп. Первая из них включает симптомы, отражающие наличие хронического инфекционного процесса: субфебрильная температура, хронический фарингит, увеличение лимфатических узлов (шейных, затылочных, подмышечных), мышечные и суставные боли. Вторая группа — психические и психологические проблемы: нарушение сна (гипо- или гиперсомния), снижение памяти, повышенная раздражительность, снижение интеллекта, невозможность концентрации внимания, депрессия и т. д.). Третью группу составили симптомы вегетативно-эндокринной дисфункции: быстрое изменение массы тела, нарушение функции желудочно-кишечного тракта, снижение аппетита, аритмия, дизурия, быстрая физическая утомляемость с последующей продолжительной (более 24 ч) усталостью и др. Четвертая группа объединяет симптомы аллергии и повышенной чувствительности к лекарственным препаратам, инсоляции, алкоголю и некоторым другим факторам.

Согласно диагностическим критериям 1994 г., диагноз синдрома хронической усталости считается достоверным, если у больного выявлены два обязательных критерия и четыре признака из приведенных ниже восьми дополнительных (которые также наблюдаются не менее 6 мес): нарушение памяти или концентрации внимания; фарингит; болезненные шейные лимфатические узлы; мышечные боли; полиартралгии; необычная, новая для больного головная боль; неосвежающий сон; недомогание после физического напряжения.

Распространенность синдрома хронической усталости, по данным большинства исследователей, в разных странах и социально-демографических группах приблизительно одинакова. Заболеванию подвержены люди любого возраста, однако замечено, что женщины в возрасте 25–49 лет болеют чаще, чем мужчины.

Предполагается, что HHV-7 может быть причиной exanthema subitum, но не прямо, а опосредованно, за счет реактивации HHV-6 из латентного состояния. HHV-7 селективно тропен к CD+-Т-клеткам. Показано что вирус инфицирует CD4+ в 42%, а CD8+ в 4% случаев. При взаимодействии HHV-7 и HIV ВИЧ появляется конкурирующий эффект за очередность инфицирования CD+-лимфоцитов.

HHV-8 — это герпесвирус, ассоциированный с саркомой Капоши (KS). Был недавно открыт и идентифицирован молекулярным клонированием с использованием тканей саркомы Капоши. KS — многоочаговая злокачественная опухоль сосудистого происхождения с преимущественным поражением кожных покровов и вовлечением внутренных огранов и лимфатических узлов. Выделяют четыре различные эпидемиологические формы KS: классическая, африканская, ятрогенная и СПИД-ассоциированная KS. HHV-8 подразделяют на три варианта: А, В и С — на основании различий в нуклеотидных последовательностях субсегментов генома.

Вариант А связывают с классической KS и со СПИД-ассоциированными поражениями кожи и внутренних органов, а В и С — с лимфопролиферативными заболеваниями (лимфомами, генерализованными лимфаденопатиями, болезнью Кастлемана).

Вирусная теория развития KS первые была выдвинута в 1967 г. B. MacKinney, изучавшим ее эпидемиологию у жителей Африки. В дальнейшем эту концепцию поддержали многие другие ученые, предполагавшие причастность к этому заболеванию вирусов группы Herpes: ВЭБ, ЦМВ в ассоциации с вирусом простого герпеса 1-го и 2-го иммунотипа, также вируса Т-клеточной лимфомы человека (HTLV).

Новый этап в понимании роли вирусов в развитии KS наступил в 1994 г., когда Y. Chang и соавторы обнаружили в ПЦР с использованием синтезированного ими праймера KS 330233 присутствие уникальной ДНК-последовательности в геноме опухолевых клеток, выделенных из биоптата очагов поражений кожи больного со СПИД-ассоциированным типом KS.

С учетом высокой частоты обнаружения HHV-8 в клетках очагов поражений KS, данных эпидемиологических исследований (обнаружение HHV-8 в очагах поражений больных различными типами KS как из эндемичных, так и неэндемичных регионов), а также подтверждения трансформирующего потенциала некоторых его генов, этот вирус в настоящее время рассматривается как наиболее вероятный кандидат на роль этиологического фактора данного заболевания. Это подтверждается и биологическими свойствами HHV-8: было установлено, что он кодирует белки, контролирующие рост и пролиферацию клеток, и обладает генетическим сродством по отношению к представителям подсемейства радиновирусов, обладающих трансформирующими свойствами. Этиологическая роль HHV-8 в развитии KS также была подтверждена в России. Причем сывороточные антитела к этому вирусу у здоровых доноров из России обнаруживались в 9,6% случаев.

Данные подтверждают возможность персистенции вируса в группах здоровых лиц и его активации в условиях иммуносупресии.

Высокая частота выявления HHV-8 в эякуляте здоровых доноров жителей Италии, которая также является эндемичным по KS регионом, не исключает возможности полового пути передачи данной инфекции. В связи с этим представляют интерес данные S. Lin и соавторов (1995), показавших, что у 13 из 30 ВИЧ-позитивных пациентов с наличием в эякуляте HHV-8 в течение 5 лет развилась KS, тогда как в эякуляте 30 ВИЧ-негативных пациентов без HHV-8 в те же сроки наблюдения KS не развилась ни в одном случае. Проведенные исследования отечественных авторов и полученные ими данные свидетельствуют о том, что ткани урогенитального тракта в некоторых случаях могут быть местом латенции HHV-8. При этом высокая частота хронических воспалительных поражений мочеполовых органов в группе больных c KS должна рассматриваться в качестве фактора, нарушающего гематотестикулярный барьер и тем самым способствующего проникновению в эякулят клеток воспаления, включая инфицированные HHV-8 В-лимфоциты. Необходимо учитывать роль хронического воспаления в снижении общего иммунитета и местного иммунного контроля в тканях репродуктивной системы.Такое воспаление может приводить к активации персистирующего там HHV-8. Установлено, что до 10% вирусов HHV-8, выявляемых в очагах поражения KS, находятся в литической фазе, в связи с чем этот вирус должен с высокой частотой обнаруживаться в лимфоцитах периферической крови. Однако HHV-8 в лимфоцитах периферической крови выявляется, как правило, только у больных с выраженной иммуносупрессией (СПИД-ассоциированным и иммуносупрессивным типом заболевания), тогда как у пациентов с другими типами KS инфицированные клетки содержатся в очагах поражения в эякуляте, а из крови, по-видимому, достаточно эффективно элиминируются. HHV-8 обнаруживали в эякуляте только при наличии у больных с KS хронического воспалительного процесса мочеполовых органов (хронический уретропростатит). Таким образом, эякулят у больных с KS является естественным резервуаром инфекции HHV-8. Инфицированные вирусом HHV-8 лимфоциты проникают в эякулят и сохраняются в нем в условиях аккумуляции CD8+ Т-лимфоцитов, ингибирующих иммунный ответ не только на сперматозоиды, но и на эти инфицированные клетки.

Вирус широко распространен в популяции: более 25% взрослого населения и 90% ВИЧ-инфицированных имеют антитела к литическим белкам HHV-8. HHV-8, как и ВЭБ или HVS, инфицирует в первую очередь лимфоциты и ассоциирован с клеточной трансформацией и иммортализацией. HHV-8 является возможным этиологическим агентом всех форм KS, связан с развитием некоторых В-клеточных лимфом, ангиоиммунобластоидной лимфаденопатии, болезни Кастлемана и ряда других лимфопролиферативных заболеваний.

Несмотря на большой арсенал антигерпетических препаратов терапия заболеваний, вызванных данными вирусами, представляет значительные трудности. Это обусловлено генотипическими особенностями возбудителя, длительной персистенцией вируса в организме, различной чувствительностью к препаратам. Исследования антивирусного действия некоторых препаратов показали, что HHV-6, 7, 8 малочувствительны к аналогам нуклеозидов. С определенным успехом в лечении были использованы ганцикловир и фоскарнет. Однако препаратов, которые были бы достаточно эффективны в лечении инфекции, вызванной HHV-6, 7, 8, пока не найдено.

Литература
  1. Исаков В. А., Борисова В. В., Исаков Д. В. Герпес: патогенез и лабораторная диагностика: Руководство для врачей. СПб.: Лань, 1999.
  2. Исаков В. А. Современные методы лечения герпетической инфекции// TERRA MEDICA NOVA. СПб., 1997. № 3. С. 2-7.
  3. Бехало В. А., Ловенецкий А. Н. Клиника, лечение и лабораторная диагностика герпесвирусных заболеваний человека: Руководство для врачей. М.: Ниармедик плюс, 1998.
  4. Ершов Ф. И., Оспельникова Т. П. Современный арсенал антигерпетических лекарственных средств//Инфекции и антимикробная терапия. М.: Медиа Медика, 2001. Т. 3. № 4. С. 100-104.
  5. Панченко Л. А., Кириченко И. И., Ходак Л. А. Возбудители герпесвирусных инфекций и наиболее важные клинические проявления у человека//Провизор. 1999.
  6. Мурзич А. В., Голубев М. А. Герпетическая инфекция//Южно-Российский медицинский журнал. 1998. № 3.
  7. Хахалин Л. Н., Соловьева Е. В. Герпесвирусные заболевания человека//Клиническая фармакология и терапия. 1998. Т. 7.
  8. Корнеев А. В., Арцимович Н. Г. Синдром хронической усталости и иммунной дисфункции//Лечащий Врач. 1998. № 3.
  9. Малашенкова И. К., Дидковский Н. А. Синдром хронической усталости//РМЖ. 1997. Т. 5. № 12.
  10. Львов Н. Д., Мельниченко А. В. Вирусы герпеса человека 6, 7 и 8-го типов — новые патогены семейства Herpesviridae//Вопросы вирусологии. 1999. Т. 44. № 3.
  11. Коломиец А. Г., Коломиец Н. Д. Новые герпесвирусы человека и вызываемая ими патология//Клиническая медицина. 1997. № 1.
  12. Перминова Н. Г., Тимофеев И. В., Палецкая Т. Ф., Максютов А. З., Кожина Е. М. Вирус герпеса 6-го типа (HHV-6): современное состояние вопроса// Вестник РАМН. 1998. № 4. С. 21-24.
  13. Молочков А. В., Кадырова Е. Л., Карташова М. Г., Будорагин Е. С., Гурцевич В. Э., Молочков В. А. К обнаружению вируса герпеса человека 8-го типа в тканях урогенитального тракта при идиопатической саркоме Капоши//Росс. журн. кожн. и венер. болезней. 2001. № 6. С. 7-10.
  14. Баринский И. Ф., Шубладзе А. К., Каспаров А. А., Гребенюк В. Н. Герпес: этиология, диагностика, лечение. М.: Медицина, 1986.

Е. Г. Белова, кандидат медицинских наук, доцент
Т. К. Кускова, кандидат медицинских наук
МГМСУ, Москва