Гарсиа маркес пир во время чумы

Габриэль Гарсиа Маркес «Любовь во время чумы»

Любовь во время чумы

El amor en los tiempos de cólera

Другие названия: Любовь во время холеры

  • Жанры/поджанры: Магический реализм( Классический латино-американский )
  • Общие характеристики: Психологическое | Философское
  • Место действия: Наш мир (Земля)( Америка( Латинская ) )
  • Время действия: 20 век
  • Сюжетные ходы: Становление/взросление героя
  • Линейность сюжета: Линейный с экскурсами
  • Возраст читателя: Только для взрослых

История любви, побеждающей все — время и пространство, жизненные невзгоды и даже несовершенство человеческой души. Смуглая красавица Фермина отвергла юношескую любовь друга детства Фьорентино Ариса и предпочла стать супругой доктора Хувеналя Урбино — ученого, мечтающего избавить испанские колонии от их смертоносного бича — чумы. Но Фьорентино не теряет надежды. Он ждет — ждет и любит. И неистовая сила его любви лишь крепнет с годами. Такая любовь достойна восхищения. О ней слагают песни и легенды. Страсть — как смысл жизни. Верность — как суть самого бытия.

Награды и премии:

Издания на иностранных языках:

Доступность в электронном виде:

WiNchiK, 3 мая 2008 г.

Любовь – это жизнь. А жизнь еще больше, чем смерть, не имеет границ.

Они встретились, когда были совсем молоды, она обещала ему свое сердце, а он — любить ее вечно. Но все сложилось совсем не так как им хотелось бы.

Это история об испытании временем – испытании чувств, характеров, судеб. Однажды встретившись Фермина Даса и Флорентино Ариса идут по жизни разными хотя и параллельными путями и возможно ли их пересечение? Возможно ли, если только один из них верит в это и не на миг не забывает о своей клятве.

Любовь…так зыбко это чувство, так расплывчаты его границы, порой кажется, что ничего и нет вовсе, все не более чем иллюзии. То, что кажется истинным – растворяется как дым, а то, чем пренебрегали – оказывается единственно настоящим и нужным. Только время всему свидетель и судья.

Ему потребовалось 51 год 9 месяцев и 4 дня, чтобы рассказать ей о своих чувствах и 53 года 7 месяцев и 11 дней, чтобы обрести ее любовь.

Как любое произведение Маркеса роман пронизан мельчайшими подробностями душевной жизни героев. Много глубоко личного и интимного предстает на страницах книги. Автору удалось показать все стороны одиночества и семейной жизни. И там и там есть свои подводные камни, которые ранят, невидимые для посторонних глаз.

Есть в романе и семейные трагедии и страсти, и измены, и слезы, и женщины, каждая из которых порой не просто эпизод, а отдельная история.

События разворачиваются в небольшом селении на пороге наступления 1900 года. И в нем по-прежнему с завидным постоянством вспыхивают гражданские войны, и эпидемии чумы…

«Симптомы у любви и у чумы одинаковые».

Adiga-man, 4 апреля 2016 г.

Перед самым новым годом я услышал от одного знакомого, что «Любовь во время чумы» самая правдивая книга о любви; с одной стороны романтичная донельзя, а с другой стороны циничная, жестокая и без розовых соплей. Меня такой отзыв сильно заинтересовал и когда чудесным образом эта книга попала мне в руку (вернее, когда мне ее неожиданно подарили), я сразу же взялся за чтение.

Честно признаться, боялся, что роман будет в жанре магического реализма, ведь именно этим славится Маркес и именно это сдерживало меня до сих пор от знакомства с ним. Вон, «100 лет одиночества» уже год стоит у меня на полке и поглядывает на меня осуждающе. Но, мои худшие ожидания не оправдались.

Я сначала не мог понять, почему мой друг посчитал «Любовь во время чумы» такой уж циничной книгой о любви, потому что с первых страниц нас ожидают именно те самые розовые сопли, правда, сдобренные нотками отрезвляющего реализма. Но по мере развития сюжета и взросления героев, книга с заоблачных высот все опускалась ниже и ниже, пока твердо не встала на твердую землю и не погрязла в его грязи.

«Любовь во время чумы» роман о любви. О любви плотской и духовной. И иногда любовь плотская может повергнуть современного читателя в легкий шок и пошатнуть его чувство прекрасного, потому что, как я писал выше, эта книга циничная и как Стивен Кинг, Маркес не пытается сгладить углы и заменять режущие слух слова их более толерантными синонимами. И при том, что, казалось бы, сюжет оригинальностью не отличается, считайте это классический любовный роман с тремя участниками, у Маркеса получается благодаря его мастерству, проследить жизнь трех человек на протяжении их долгой жизни, сталкивая их и разводя, чтобы снова столкнуть. И вместе с тем Маркес описывает и рассматривает трансформацию любви и отношений через призму времени, как любовь вспыхивает как чума и чуть ли не убивает своего носителя, потом как со временем это чувство остывает, исчезает и снова вспыхивает, но уже более спокойным и долговечным огнем.

А еще, «Любовь во время чумы» роман о старении. Ведь когда книга вышла на свет, самому Маркесу уже было под шестьдесят лет и его не могла не волновать и не интересовать эта проблема. «Любви все возрасты покорны» — вот главный девиз книги. Ведь и в 70 лет хочется (а некоторым и можется) любить, несмотря на седину. дряблость кожи и немощность. И автор пытается нас в этом убедить. Нет, это не противно и не противоестественно, любить и любиться перевалив 70-летний рубеж.

prouste, 13 октября 2011 г.

Возможно, в момент выхода роман Маркеса не казался таким архаичным, как сейчас. Возможно, «Любовь» — одна из наиболее хорошо написанных латиноамериканских мыльных опер со всем характерным набором сентименталистского ряда в его испанском варианте: любовь до гроба, радость плоти, любовная переписка и проч. Очень близко к Пересу-Реверте и Сафону в лирической ипостаси обоих. Полагаю, писательницы навроде Барбары Картленд или Даниэлы Стил, любят наиболее именно эту книгу Маркеса. Ни капли того, что условно называют «магический реализм» или вариаций на тему власти и одиночества- конька Маркеса. Узнаваемая стилистическая вязь, чувство юмора приходит на выручку автору в оописаниях, например, физической стороны страсти стариков. Перевод Синянской вызывает уважение, но фортель с переводом холеры как чумы за пределами добра и зла — сознательный переводческий грех. Очевидно, что книжка Маркеса повлияла на «Музей» Памука — вещь более значительную, не без психологии и влияния Пруста. В «Любови» много от олеографии, Шахерезады, рахат-лукума и прочей безыскусности — женский роман в чистом виде примерно той же эстетической направленности, что и прекрасное «Любовное настроение» Вонга.

Velary, 27 ноября 2016 г.

Во всех аннотациях пишут, что этот роман — история одной любви, побеждающей все препятствия. Но для меня он оказался совсем другим.

В первую очередь это история одного брака. Долгого, счастливого, сознательного. Наверное, когда последними словами умирающего мужа становятся: «Один Бог знает, как я тебя любил», а жена после тридцати лет брака уверена, что он тот, «которого она выбрала бы из всех мужчин мира, если бы ей снова пришлось выбирать», это и есть тот самый полумифический зверь — идеальный брак. У них были свои ссоры, свои проблемы, свои периоды жизни врозь и отчаяния, но они всё преодолели, научились любить, понимать и принимать. Именно Фермина Даса и Хувеналь Урбино для меня истинные герои, именно их любовь стоит воспевать.

Во вторую, это история одной болезненной страсти, одержимости. Да, Флорентино Ариса через всю жизнь пронёс чувство к Фермине Дасе, но можно ли назвать его любовью? Есть момент, где прямо говорится, что истинной женщиной его жизни была другая, но он не заметил этого, ослеплённый своей навязчивой идеей. И уж вовсе отвратителен он в истории с Америкой Викуньей. Да и по жизни, не затрагивая его отношения с женщинами, кто он? Обыкновенный слабый мужчина, неспособный самостоятельно добиться чего-то, вытянутый наверх исключительно усилиями родственников и влюблённых женщин.

И хотя финал как будто подтверждает мысль о «вечной любви», он выглядит совершенно вымученным и натянутым, искусственно романтичным. Именно поэтому он открытый — привести его к реальности не представляется возможным.

Отдельно доставляет манера повествования. Автору удалось сохранить полную отстраненность и беспристрастность, излагая только факты, без эмоциональной окраски. В чём-то это пошло на пользу, в чём-то нет, но интерес вызывает безусловно.

veta13, 16 мая 2010 г.

Чем старше становишься, тем более понятной становиться книга.

olsannikova77, 26 июля 2018 г.

Скажу сразу – это одна из моих любимых книг.

Маркес – это особенный писатель. Он создает ни с чем не сравнимую атмосферу в своих книгах – какое-то невыразимое томление, висящее в воздухе, обострение чувств, как будто вышел в жаркую погоду под палящее полуденное солнце. Это то, что ощущаешь почти физически.

Природа, играющая в романе «Любовь во время чумы» всеми красками, проецируется на внутренний мир героев. Тут и горячие признания, и яркие вспышки ревности, отчаяние и надежда. Эмоциональность книги просто зашкаливает, играет на струнах моей собственной души. Наверно, это и делает книгу настолько привлекательной для меня. Скорее, женская книга.

Тема неразделенной любви, пронесенной через всю жизнь, эксплуатируется часто, но именно в этом романе она нашла настолько магическое воплощение. Эта история подернута дымкой нереальности, похожа на сон, сказку.

Задумчивая кошка, 12 декабря 2015 г.

Я в большом восторге! Наконец-то прочитала правильную любовную книгу. Хотя тема любви все-таки здесь не главная, здесь больше о человеческой жизни, такой непростой, но очень полной событиями жизни.

Лориен, 2 сентября 2009 г.

Люблю я такие книжки как эта. Во-первых, она не похожа ни на что, прочитанное мною раньше. Во-воторых, она абсолютно непредсказуема (раз пять меняла догадки о том, чем все закончится), и в-третьих, она заставляет задуматься о жизни, причем задумться по-доброму.

Несмотря на то, что в книге диалоги занимают всего лишь пару процентов от основного текста — она читается легко.

MadRIB, 21 июля 2014 г.

Флорентино Ариса и Фермина Даса были влюблены друг в друга, когда были совсем молоды. Всё было против их любви, но они уже были готовы пожениться. Пока однажды Фермина Даса не разочаровалась в этих чувствах и не сказала Флорентино, что всё кончено. Но Флорентино 51 год 9 месяцев и 4 дня хранил в себе чувство юношеской любви, чтобы вновь признаться Фермине в своих чувствах. История столь необычной любви и легла в основу этой книги.

«Любовь во время холеры» (понятия не имею, почему cólera у нас перевели как «чума») – не обычный любовный роман. Это хроника жизни, хроника юности, взросления, старения. Маркес делает удивительно точные и красивые замечания о возрасте, о браке, о чувствах, о мужчинах и женщинах, на историю влюблённых накладывается история всей Латинской Америки, а сама история любви становится историей сразу обо всех любовях мира. Но это не отменяет того факта, что «Любовь во время холеры» чем-то напоминает бразильскую мыльную оперу. Хотя в данном случае – это даже и не ругательство.

oh_daina, 6 марта 2012 г.

Сумбурный. Без типичных для романов сахарных отношений,без типичных идеальных представлений о любви.Именно такие отношения больше похожи на реальность.

Чем-то напоминает «Вспоминая моих грустных шлюх», но гораздо интереснее.

Halkidon, 14 февраля 2017 г.

Книга была прочитана быстро, но совершенно не впечатлила и не запомнилась. Более того, стал думать над общими местами в ней и «Сто лет одиночества» и пришел к выводу о том, что изменилось в худшую сторону сильное, до сих пор, сильное впечатление от последней книги. Дело в том, что Маркес использует штампы, общие места, выражения, образы, драматические повороты. Пожалуй, всем этим стоило ограничиться в одной книге.

Книга Любовь во время чумы читать онлайн

Габриэль Гарсиа Маркес. Любовь во время чумы

Посвящается, конечно же, Мерседес
Эти селенья уже обрели
свою коронованную богиню.
Леандро Диас

Так было всегда: запах горького миндаля наводил на мысль о
несчастной любви. Доктор Урбино почувствовал его сразу, едва
вошел в дом, еще тонувший во мраке, куда его срочно вызвали по
неотложному делу, которое для него уже много лет назад
перестало быть неотложным. Беженец с Антильских островов
Херемия де Сент-Амур, инвалид войны, детский фотограф и самый
покладистый партнер доктора по шахматам, покончил с бурею
жизненных воспоминаний при помощи паров цианида золота.
Труп, прикрытый одеялом, лежал на походной раскладной
кровати, где Херемия де Сент-Амур всегда спал, а рядом, на
табурете, стояла кювета, в которой он выпарил яд. На полу,
привязанное к ножке кровати, распростерлось тело огромного
дога, черного, с белой грудью; рядом валялись костыли. В
открытое окно душной, заставленной комнаты, служившей
одновременно спальней и лабораторией, начинал сочиться слабый
свет, однако и его было довольно, чтобы признать полномочия
смерти. Остальные окна, как и все щели в комнате, были заткнуты
тряпками или закрыты черным картоном, отчего присутствие смерти
ощущалось еще тягостнее. Столик, заставленный флаконами и
пузырьками без этикеток, две кюветы из оловянного сплава под
обычным фонарем, прикрытым красной бумагой. Третья кювета, с
фиксажем, стояла около трупа. Куда ни глянь — старые газеты и
журналы, стопки стеклянных негативов, поломанная мебель, однако
чья-то прилежная рука охраняла все это от пыли. И хотя свежий
воздух уже вошел в окно, знающий человек еще мог уловить еле
различимую тревожную тень несчастной любви — запах горького
миндаля. Доктору Хувеналю Урбино не раз случалось подумать,
вовсе не желая пророчествовать, что это место не из тех, где
умирают в мире с Господом. Правда, со временем он пришел к
мысли, что этот беспорядок, возможно, имел свой смысл и
подчинялся Божьему промыслу.
Полицейский комиссар опередил его, он уже был тут, вместе
с молоденьким студентом-медиком, который проходил практику
судебного эксперта в муниципальном морге; это они до прихода
доктора Урбино успели проветрить комнату и накрыть тело
одеялом.

Любовь во время чумы

Самое оптимистичное произведение Гарсия Маркеса. Роман, который в 1985 году был удостоен Нобелевской премии.

Главный герой истории Флорентино Ариса – воплощает собой истинно любящего и преданного человека. Такого, который способен ждать свою возлюбленную до самого конца…

И он дождется. А символом их счастья – любви на самом закате жизни станет корабль, который не сможет причалить ни к одному берегу.

Роман был экранизирован в юбилейный для Маркеса 2007 год. Главные роли в фильме исполнили Хавьер Бардем и Джованна Меццоджорно.

Книга «Любовь во время чумы» доступна для покупки и прочтения на сайте litres.ru.

История любви, побеждающей все – время и пространство, жизненные невзгоды и даже несовершенство человеческой души.

Смуглая красавица Фермина отвергла юношескую любовь друга детства Фьорентино Ариса и предпочла стать супругой доктора Хувеналя Урбино – ученого, мечтающего избавить испанские колонии от их смертоносного бича – чумы. Но Фьорентино не теряет надежды. Он ждет – ждет и любит. И неистовая сила его любви лишь крепнет с годами.

Такая любовь достойна восхищения. О ней слагают песни и легенды.

Страсть – как смысл жизни. Верность – как суть самого бытия…

Любовь во время холеры

«Любовь во время холеры» (El amor en los tiempos del cólera) — роман Габриэля Гарсиа Маркеса, впервые опубликованный на испанском языке в 1985 году. В России роман также выходил под неверным названием «Любовь во время чумы».

Он говорил, что те, кто слишком любит животных, способны на страшные жестокости по отношению к людям.

В семейной жизни куда легче уклониться от катастроф, нежели от досадных мелочных пустяков.

Знание и мудрость приходят к нам тогда, когда они уже не нужны.

Людям, которых любят, следовало бы умирать вместе со всеми их вещами.

Любопытство — одна из многочисленных ловушек, которые расставляет любовь.

— Война идет в горах, — сказал он. — С тех пор как помню себя, в городах нас убивают не пулями, а декретами.

Страшнее худого здоровья только худая слава.

Тогда он был еще слишком молод и не знал, что память сердца уничтожает дурные воспоминания и возвеличивает добрые и что именно благодаря этой уловке нам удается вынести груз прошлого.

Наша Конституция написана не для людей, а для ангелов.

— Нет, я не богач, — сказал он. — Я бедняк с деньгами, а это не одно и то же.

Легко добытое счастье не может длиться долго.

Единственная неудача моей жизни: мне, певшему на стольких похоронах, не дано спеть на собственных.

Ничто так не характеризует человека больше, чем то, как он умирает.

Она не была привержена порядку, хотя ей казалось обратное, просто у нее был свой собственный отчаянный метод: она прятала беспорядок.

Человечество подобно армии на марше: продвигается вперед со скоростью самых медленных.

Жизнь еще больше, чем смерть, не знает границ.

Человек не рождается раз и навсегда в тот день, когда мать производит его на свет, жизнь заставляет его снова и снова — много раз — родиться заново самому.

Мудрее жизни, ничего не придумаешь.

Любовь — все, что делается обнаженно.

Любовь души — от пояса и выше, любовь тела — от пояса и ниже.

Ничего труднее любви в этом мире нет.

В беде любовь обретает величие и благородство.

Лучше прийти не вовремя, чем ждать приглашений.

Ревность — что шведские спички, загораются только от собственной коробки.

Больная жена навеки верна.

Он говорил, что собаки вовсе не верны, а угодливы, что кошки — предательское племя, что павлины — вестники смерти, попугаи ара — всего-навсего обременительное украшение, кролики разжигают вожделение, обезьяны заражают
бешеным сластолюбием, а петухи — вообще прокляты, ибо по петушиному крику от Христа отреклись трижды.

Если я когда-нибудь уйду из этого дома, знайте: мне надоело вечно ходить с обожженным ртом

Досуг в одиночестве восстанавливал силы, и вдовы обнаруживали со временем, что наиболее достойно жить по воле тела: есть, когда ощущаешь голод, любить без обмана, спать, когда хочется спать, а не притворяться спящей, чтобы уклониться от опостылевшей супружеской обязанности, и наконец-то стать хозяйкой всей постели целиком, где никто не оспаривает у тебя половину простыни, половину воздуха и половину твоей ночи, словом, спать так, чтобы тело пресытилось сном, и видеть свои собственные сны, и проснуться одной.

У любви и у чумы симптомы одинаковые.

Проблема брака заключается в том, что он кончается каждую ночь после любовного соития, и каждое утро нужно успеть восстановить его до завтрака.

Невинность рутинного брака более губительна, нежели природная невинность или вдовье воздержание.

Можно быть влюбленным сразу в нескольких и любить их всех с одинаковой сердечной болью, не предавая ни одну. В сердце закоулков больше, чем в доме свиданий.

Любовь во время чумы

Подробная информация

Переводчик : Людмила Синянская

Дата написания: 1985

Год издания: 2012

ISBN (EAN): 9785170734863

Дата поступления: 06 января 2018

Объем: 794.9 тыс. знаков

Отзывы на книгу

Сейчас Маркес стоит в книжных магазинах на первых полках, издается в специальных сериях и количество людей, прочитавших его «Сто лет одиночества» превышает (я искренне на это надеюсь) количество людей, не читавших его. Но я до сих пор помню тот момент, когда мама мне настоятельно пыталась подсунуть этот роман в школе. Издание, выпущенное еще до моего рождения, с совершенно отталкивающей аннотацией: о революционерах и борьбе и всяких таких вещах, которые бы могли привлечь советского человека, но не впечатлительную, романтически настроенную, девочку. Потом я все-таки прочитала эту книгу, мне ее дала библиотекарь, она не хотела слышать никаких отказов, и я, прочитав однажды, постоянно перечитывала ее и буду перечитывать еще много-много раз. А мама, когда увидела, что я наконец читаю Маркеса, спросила нравится ли он мне. Я сказала что очень, но почему так ответить и не смогла. Я лишь думала о том, что как он восхитительно перемешивает волшебство с суровой реальностью, я вспоминала девочку, улетевшую в небо и парня, вокруг которого летали бабочки, но не могла забывать и о вагонах, до самых краев нагруженных трупами.

По какой-то странной причине «Любовь во время чумы» не очень активно издавался в нашей стране, и я только рада тому, что познакомилась с этим произведением только сейчас, когда волшебство Маркеса успело меня отпустить и я окунулась в его мир по-новому. А мир, в котором, влюбленные посылают друг другу письма с засушенными лепестками, а сделать фотографию — это целое событие, праздник, и люди специально одеваются в одежды своих предков, женщины носят детей в птичьих клетках, мужчина в доме в одежде — плохая примета, а ученик убивает преподавателя за то, что он сказал, что бог — представитель консервативной партии, на борту парохода поют пронзительно высоким голосом, чтобы спугнуть кайманов, которые на лежа берегу притворяются спящими с открытыми ртами, чтобы заманить бабочек, а капитаны этих пароходов до сих пор верят в женщин-призраков, стоящих на берегу и махающих белым платком, влекущих на верную гибель.
Произведение пропитано любовью, как духовной, так и плотской. Любовь, сводящая с ума, любовь, толкающая на самоубийство, любовь, толкающая на убийство, любовь, которая дарит молодость, любовь скрытная и скромная или любовь страстная, любовь быстрая или размеренная, не выносящая спешки. Но самой главной любовью это книги была любовь на всю жизнь, терпеливая, без упреков и разочарований, несущая успокоение и счастье. Шло время, один век сменился другим, появились машины, самолеты, телефоны, все вокруг менялось, но любовь Флорентино Арисы к Фермине Дасе (какие музыкальные имена!) не подвергалась воздействию времени, 54 года ожиданий не охладили ее, не стерли ее из памяти, оставив в далеком прошлом.

Это самое любвеобильное произведение Маркеса, он пишет о любви (и о сексе) с чувством, с улыбкой, со всеми подробностями, но так мило, так мастерски тактично, что не возникает никакого чувства неловкости, да и в целом роман наполнен такой поэзией, красотой, что ни оставляет ни одной малейшей мысли о пошлости или неуместности, только восхищение и восторг!