Что делают люди когда узнают что у них вич

Оглавление:

«Для пожилых людей с ВИЧ нужна другая система поддержки»

Василина Кошалина СПИД.ЦЕНТР

Первый случай ВИЧ в России официально был зарегистрирован в 1987 году, а пик заболеваемости пришелся на 90-е—2000-е годы. В 90-е, когда в России не было ни лечения, ни даже информации по поводу заболевания, диагноз ВИЧ однозначно воспринимался как смертный приговор. Сейчас, благодаря современным АРВ-препаратам, пациенты с ВИЧ-позитивным статусом доживают до глубокой старости. Но пока что система поддержки этой новой для России категории людей развита очень слабо.

Согласно официальной статистике, если в 2000-м году 87% пациентов получали диагноз ВИЧ до 30 лет, то в 2016-м году ВИЧ преимущественно выявлялся у россиян в возрасте 30-40 лет (46,9%) и 40-50 лет (19,9%). Увеличилось количество заболевших и в более старших группах, в том числе тех, кто получил вирус половым путём.

«Во-первых, существует медицинская проблема. Подход к лечению людей пожилого возраста с ВИЧ требует от врачей особых знаний, особых препаратов, консультаций со смежными специалистами и так далее. Во-вторых, есть проблема морально-этическая: люди, которым сейчас больше 50 лет, родились и жили тогда, когда ВИЧ-инфекции в России просто не было. Из-за этого у них есть ощущение, что их ВИЧ никогда не коснется. Когда пожилые люди сталкиваются с диагнозом, то им очень сложно его принять. В-третьих, если для молодых людей существует множество разных групп поддержки, то для пожилых людей таких групп нет»

Елена Орлова-Морозова

Работа с пожилыми людьми с ВИЧ-позитивным статусом – сложная и многокомпонентная задача. Три ВИЧ-активистки поделились с нами своими личными историями и опытом работы с пожилыми людьми с ВИЧ.

Ни лечения, ни обследований не было, мы просто умирали.

Светлана, 53 года

Я узнала о диагнозе в 1996 году, помню это ощущение: в одну минуту стёрлось слово «будущее». Никто тогда толком не знал, что такое ВИЧ (да и слова ВИЧ не было в обиходе), в том числе и врачи, говорили только о СПИДе. Врач-инфекционист тогда дала мне год жизни. Помню, по телевидению на местном канале была какая-то дискуссия, где чиновники разные рассуждали, что же им с нами, «спидозниками» делать. И какой-то человек сказал: «Да что вы все так волнуетесь, через три года они сами вымрут».

Ни лечения, ни обследований не было, мы просто умирали. И я внутренне к этому подготовилась. Но вот 3 года прошло, 5 лет прошло, а я не умирала, так что даже начала сомневаться в существовании этой болезни. Но в 2002-м году меня «накрыло»: резкая потеря веса (до 30 кг), непрекращающиеся простуды, герпесы, кожные заболевания. И тогда я поняла, что ВИЧ – это реально.

Официально в России АРВ-препаратов всё ещё не было. Те, у кого была возможность, привозили таблетки из-за границы, но для меня это было невозможно.

Только в 2005-м году в нашем Центре СПИД появились первые АРВ-препараты, и сначала их выдали самым тяжёлым пациентам, в числе которых была я. На тот момент я чувствовала себя как живой мозг, четко осознающий реальность, в почти умершей физической оболочке. Через год мои показатели анализов по ВИЧ стали улучшаться, а АРВ-препараты появились в России в широком доступе. Но люди боялись лечиться, потому что думали, что это эксперименты какие-то проводят. Тогда я начала делиться своим опытом приема таблеток, рассказывать, что АРВ-терапия — это не страшно. Так и начался мой активизм. Постепенно люди стали ко мне все чаще обращаться с вопросами, и я поняла, что зачастую информации мне уже не хватает. Стала глубже погружаться в тему ВИЧ и лечения, ездить на семинары, учиться, посещать группу взаимопомощи. В 2008 году я создала в Калининграде общественную организацию «Статус плюс», которая до сих пор помогает таким же людям, как я.

Очень часто для людей социализированных и сложившихся, у которых есть хорошая работа и семья, диагноз – это настоящая трагедия. В моей практике равного консультанта я общалась с мужчиной около 50 лет, для которого самое страшное было – это рассказать о диагнозе семье. Мы с ним несколько раз тщательно продумывали, как он будет разговаривать с женой, а потом однажды он мне позвонил и говорит: «Светлана, я попрощаться». Я сначала подумала, что он куда-то уезжает. Но в процессе беседы выяснилось, что он собирался покончить с собой. То есть человек готов попрощаться с жизнью, только чтобы никто не узнал, что у него ВИЧ. Мы очень долго разговаривали тогда и, к счастью, мне удалось его переубедить. В конце концов он жене всё рассказал, и она абсолютно нормально это восприняла. Сейчас он принимает терапию, живет полноценной жизнью, звонит иногда. Всё у них хорошо.

Мне 53 года, у меня прекрасная семья: мама, дочь и двое внуков. Любимый человек чуть-чуть не дожил до появления лекарств в России. Конечно, тревожат возрастные проблемы с суставами, сердцем, сосудами, но это не от ВИЧ, а от прожитых лет, как у всех остальных. В работе с пожилыми людьми с ВИЧ есть свои особенности: врачам-инфекционистам при назначении АРВ-препаратов очень важно учитывать возрастные сопутствующие заболевания, потому что они могут быть противопоказаниями для приёма некоторых препаратов.

Но независимо от того, живет ли человек с ВИЧ давно или узнал о своём диагнозе недавно, в молодом или в зрелом возрасте, в очередной раз хочу сказать, что ВИЧ сегодня — это не конец жизни. Хотя такие тяжёлые реакции людей на диагноз тоже можно понять: больше 20 лет у нас везде рассказывали, что если ты не употребляешь наркотики, не работаешь в секс-услугах, не используешь какие-то экстремальные сексуальные практики, то ты неуязвим. И если человек в это всю жизнь верил, а потом вдруг узнал, что у него ВИЧ, то это шок. Нужна очень длительная работа, чтобы эти представления изменить.

Врачи даже смеются, что я как Бенджамин Баттон: с возрастом начала молодеть.

Ирина, 51 год


Я узнала о своём диагнозе 19 лет назад, когда пришла в низкопороговый центр для наркопотребителей, где меняли шприцы и можно было сдать анализы, в том числе на ВИЧ. Но в тот момент ВИЧ меня не интересовал, потому что я никаких его проявлений не замечала. Я находилась в активном употреблении наркотиков, и меня больше волновало, где взять денег на очередную дозу.

ВИЧ меня начал беспокоить в 2004-м году, когда я заболела плевритом и оказалась в инфекционной больнице. Но на второй день у меня началась «ломка», которая была страшнее плеврита, так что я ушла, не закончив лечение. Через год я оказалась в колонии, и там всё стало еще хуже: у меня держалась высокая температура, я задыхалась, не могла работать. Долгое время администрация мне не верила, потому что медики там думают, что мы просто так «косим» от работы. Когда я уже начала падать, то мне сделали флюорографию и диагностировали пневмонию на фоне ВИЧ. Я стала лечиться от пневмонии, но лучше не становилось. Потом я по местному радио услышала, что у нас в городе центре СПИДа появились АРВ-препараты, можно было сдать анализы и получить лечение. Тогда я стала требовать это лечение в колонию, тем более, что это не только для меня было проблемой: у нас на 200 человек было примерно 40 ВИЧ-инфицированных. Но мне тогда ответили, что вот освободишься и будешь лечиться. Чтобы добиться лечения, я была вынуждена устраивать протестные акции, голодовки объявлять, писать жалобы в прокуратуру. В итоге в конце 2006-го я и ещё 5 женщин из колонии начали принимать терапию. Но мне становилось хуже: оказалось, что у меня давно прогрессирует туберкулёз, и ошибочное лечение от пневмонии только усугубило моё состояние. Поверх АРВ-терапии я стала принимать еще противотуберкулезную, что для организма было очень тяжело. В конце концов меня отвезли в туберкулёзную больницу уже просто умирать, но я выжила. Потом 3 года я работала в этой больнице санитаркой, ухаживала за такими же, как я, ВИЧ-инфицированными с туберкулезом, и рассказывала им о том, как сама вылечилась.

В течение последних трех лет я не употребляю вообще никаких психоактивных веществ, даже не курю, и моё здоровье значительно улучшились: от туберкулеза не осталось и следа, полностью восстановилась печень, иммунологические показатели по ВИЧ приближены к показателям здорового человека, а биохимические – как у тридцатилетних. Врачи даже смеются, что я как Бенджамин Баттон: с возрастом начала молодеть.

Сейчас я работаю менеджером по PR и коммуникациями в Центре социальной помощи «Луна» (Екатеринбург) и параллельно консультантом по продвижению результатов Программы Глобального Фонда по расширению доступа уязвимых групп населения к услугам профилактики, лечения и ухода при ВИЧ/СПИДе в России. В последнее время, консультируя в туберкулезной и инфекционной больницах, я всё чаще сталкиваюсь с женщинами 60-ти лет, и даже с бабушками под 80 лет, которые случайно узнают о своем ВИЧ-статусе. Мы стараемся оказать психологическую поддержку, но для таких людей, по моему мнению, в больнице должен быть психолог. В таком возрасте, когда человек абсолютно не готов, когда у него почти никакой информации нет, когда уже психика совсем не такая гибкая, принять диагноз очень сложно без помощи специалиста. Тем более, что общество до сих пор осуждает ВИЧ-положительных, так что люди, узнав диагноз, не хотят возвращаться домой. Они просто тонут в чувстве вины и отчаянии. Часто жизни людей рушатся не столько из-за ВИЧ, сколько из-за такой реакции на диагноз, из-за тех пугающих стереотипов, которые существуют в головах у людей.

Когда мы росли, то о ВИЧ говорили разве только как о болезни простуток или наркоманов, которая где-то в Америке, уж точно не у нас.

Анна, 51 год

Я узнала о своём ВИЧ-статусе 8 лет назад. Это совсем не было сюрпризом, потому что я знала, что у моего мужа ВИЧ. Он был из ВИЧ-диссидентов, то есть считал, что ВИЧ – это просто ослабленный иммунитет. Он говорил: “Видишь, я уже больше 10 лет живу с ВИЧ, но болезнь мне ничего не сделала». И это действительно было так. Есть такие люди, которые могут очень долго жить и никаких проявлений болезни не замечать. Но потом резко, буквально за две-три недели его состояние очень сильно ухудшилось. Тогда я потащила его в Московский Городской Центр профилактики и борьбы со СПИДом, где он начал АРВ-терапию и довольно скоро ему стало намного лучше.

Однажды меня пригласили на мероприятие, где нужно было рассказать о жизни с ВИЧ. Можно было это сделать анонимно или открыто. Я сначала собиралась выступать анонимно, но наткнулась на текст Павла Лобкова, где он открыто говорил о том, что у него ВИЧ. И я тогда решила, что раз уж такие люди не скрывают, то и я не буду. Так меня стали часто куда-то приглашать, долгое время я вела блог в инстаграме. Сейчас перестала так активно выступать, но мне очень часто звонят люди и просят поддержки. Обычно это женщины 45-60 лет, которые только узнали о диагнозе. В такой ситуации люди абсолютно растеряны, они просто не представляют, что делать. Да, казалось бы информации сейчас много, но нужно понимать, что современные молодые люди и пожилые – это как разные планеты. Пожилые люди часто элементарно не понимают того языка, на котором пишут пользователи интернета. Вот они берутся читать что-то про препараты, а там какой-то бэкграунд, дженерик – они таких слов просто не знают. Моя подруга иногда что-нибудь прочитает, а потом звонит мне и говорит: «Ань, переведи».

А ведь узнать этим людям нужно как раз очень много, потому что у них представления о ВИЧ совсем абсурдные часто. Когда мы росли, то о ВИЧ говорили разве только как о болезни простуток или наркоманов, которая где-то в Америке, уж точно не у нас. Некоторые женщины буквально не знают, как ВИЧ передается. А у нас после климакса женщины просто перестают предохраняться и получают вирус. Как-то позвонила мне женщина в полном ужасе. Её муж подолгу работал в другом городе, чтобы обеспечивать семью, приезжал домой несколько раз в год, а потом умер от сердечного приступа. Через несколько лет она снова вышла замуж, за бывшего военного, традиционного такого мужчину старой закалки. А потом совершенно случайно узнала, что у неё ВИЧ, причём, видимо уже давно. И ясно, что если сказать мужу, то это будет конец всему: конец их счастливой жизни, конец доверию и любви, потому что у него в голове чёткая связка ВИЧ – аморальное поведение. Но не сказать тоже нельзя, потому что у него скорее всего тоже вирус есть, ведь предохраняться в пожилом возрасте они и не думали. Женщина в полном отчаянии, потому что знает, что никто её не поймёт, она в такой безысходности, что готова руки на себя наложить. А где-то в посёлках, в деревнях не то, что не поймут и не поддержат, а дом спалят и детей камнями закидают, поэтому никто ничего не говорит и не лечится.

А бывает по-другому: скажем, приехала женщина из региона в Москву на какую-то процедуру, там анализ взяли, а женщина процедуру сделала и тут же уехала, потому что дома внуки и так далее. Результат пришёл положительный, а она об этом не узнала.

Вообще врачи даже в Москве абсолютно не подготовлены к работе с пожилыми людьми с ВИЧ. Мне известно буквально считанное количество врачей, которые в этом разбираются. А обычно это вот так выглядит: во-первых, когда пожилой человек сообщает, что у него ВИЧ, то врач делает круглые глаза, а дальше на любую жалобу ему говорят, что это от ВИЧ. До смешного доходит: у одной знакомой женщины спину защемило на даче, вызвали скорую, чтобы ей хотя бы обезболивающее поставить. Она у врачей спрашивает, что собираются ставить, чтобы проверить по таблице совместимости с АРВ-препаратами, а врачи ей говорят, что это у неё наверное спину-то от ВИЧ и защемило. То есть даже медики не понимают, что у нас тоже может быть ангина, панкреатит, облысение и так далее, и это может быть не от ВИЧ. Причём часто даже говорят «от СПИДА», ну то есть абсолютная безграмотность.

Что касается психологической помощи, то в МГЦ у нас есть психолог. Я иногда кому-нибудь рекомендую к нему сходить, но обычно всё заканчивается вопросом, а есть ли у самого психолога ВИЧ. Пожилым нужна другая система поддержки, потому что это люди с другим менталитетом. Моя мечта, чтобы на базе какого-нибудь медицинского учреждения создать консультационную группу, где бы можно было обсуждать именно возрастные особенности.

Есть люди, которые диагноз воспринимают нормально: ну пьют они таблетки от диабета, от гипертонии, а теперь еще от ВИЧ. Как правило это люди, у которых есть очень хорошая поддержка со стороны семьи и близких, когда кто-то может обнять, когда приходят дети, внуки, братья, сестры. Как говорится, если болезнь не лечится любовью, добавьте любви.

Жизнь с ВИЧ инфекцией. Как жить дальше?

Когда узнаете, что заразились на ВИЧ, это тяжело, но все же, это не конец света. Многие люди с ВИЧ имеют отношения и живут долгой, здоровой жизнью.

Что делать, если узнаю, что заразился ВИЧ инфекцией?

Выяснение того, что у заразились на ВИЧ, действительно расстраивает. Сначала, первые эмоции, это: смущение, страх или стыд. Но, с течением времени, вероятно, почувствуете себя лучше, имея хорошую систему поддержки и получив консультацию. Существуют лекарства, которые могут помочь больному оставаться здоровыми, и множество способов избежать заражения ВИЧ для всех, с кем зараженный занимается сексом. Реальность такова: люди с ВИЧ могут находиться в отношениях, заниматься сексом и жить нормальной жизнью, принимая несколько мер предосторожности.

У миллионов людей обнаружен ВИЧ. Большинство людей получают, по крайней мере, одну ЗППП в своей жизни, а наличие ВИЧ — инфекции или другого ЗППП, не является чем-то, чего стоит стыдиться или смущаться. Это не значит, что человек «грязный» или же какой-то «плохой».

Лекарства от ВИЧ нет, но лекарства помогают людям с ВИЧ жить дольше и здоровее, чем когда-либо прежде. Лечение ВИЧ, называемое антиретровирусной терапией (АРТ), может замедлить ущерб, причиняемый ВИЧ. Даже, если человек с данной болезнью именно сейчас чувствует себя прекрасно, все равно следует обратиться к врачу, как можно быстрее, чтобы поговорить о лучших способах оставаться здоровым.

Важное значение имеет забота об эмоциональном здоровье больного. Можно посетить терапевта, который обучается, чтобы помочь людям с ВИЧ. Есть много онлайн — групп и групп поддержки, дающих больному безопасное место, чтобы рассказать о своих чувствах с людьми, которые понимают, что больной переживает.

Очень важно, чтобы больной рассказывал всем, с кем занимается сексом, что у него ВИЧ. Это не самый простой разговор, но он очень важен.

Как можно поговорить с людьми о ВИЧ?

Было бы страшно признаться, что заразился ВИЧ инфекцией. Но такой разговор может очень облегчить разум больного. Можете опираться на близкого, непредвзятого друга или члена семьи, которому доверяете, чтобы беседа была конфиденциальной. Консультанты и группы поддержки также могут быть источниками комфорта — и они могут помочь человеку разобраться, как разговаривать с другими о том, что заразились ВИЧ инфекцией. Будьте осторожны с теми, кому сообщаете свой статус, ведь люди с ВИЧ иногда сталкиваются с несправедливой дискриминацией.

Нет никакого подходящего способа поговорить со своими партнерами о ВИЧ, но вот некоторые основные советы, которые могут помочь:

Старайтесь сохранять спокойствие и помните, что не являетесь единственным, кто имеет дело с этим. Миллионы людей имеют ВИЧ, и многие из них находятся в отношениях. Попытайтесь войти в беседу со спокойным, позитивным отношением. Наличие ВИЧ — это проблема здоровья, и это ничего не говорит о заболевшем, как о человеке.

Знайте свои факты о ВИЧ и СПИДе. Существует много мифов о ВИЧ, поэтому ознакомьтесь с фактами и будьте готовы ответить на вопросы своего партнера. Пусть партнер знает, что есть лекарства, которые могут помочь жить в течение длительного времени и избегать передачи ВИЧ им. Безопасный секс также может помочь защитить своего партнера.

Подумайте о времени. Выберите время, когда не будете отвлекаться или прерваны, а также место, которое является частным и расслабляющим. Если же нервничаете, то можете поговорить об этом с другом или, практикуйте, разговаривая с самим собой. Это может показаться странным, но практика произнесения слов вслух может помочь понять, что хотите сказать, и чувствовать себя более уверенно, когда разговариваете со своим партнером.

Старайтесь не играть в вину, когда разговариваете со своим партнером. Если один из пары испытывает положительный результат во время отношений, это не означает, что кто-то обманул. Требуется несколько месяцев, чтобы ВИЧ появлялся на тесте, и у большинства людей не было никаких симптомов в течение многих лет. Так много людей имеют ВИЧ в течение долгого времени, не зная об этом, и может быть трудно сказать, когда и где кто-то получил вирус. Самое главное, что оба прошли тестирование. Если окажется, что только у одного из партнеров ВИЧ, нужно рассказать о том, как можете защитить другого от ВИЧ.

Очень важно также сообщить своим прошлым партнерам, что имеете ВИЧ инфекцию, чтобы они также прошли тестирование.

Некоторые люди чувствуют, что их жизнь любви заканчивается, когда они узнают, что у них ВИЧ, но это просто неправда. Люди с ВИЧ имеют романтические и сексуальные отношения друг с другом или с партнерами, у которых нет ВИЧ (их иногда называют «серодискордантными» или «магнитными» парами). Сегодня эффективное лечение ВИЧ помогает сохранить здоровье больному.

Влияет ли ВИЧ на беременность?

Младенцы могут заразиться ВИЧ во время беременности, рождения или грудного вскармливания — поэтому рекомендуется пройти тестирование на ранней стадии беременности. Если есть ВИЧ, антиретровирусные препараты значительно снижают шансы на ВИЧ для ребенка. При лечении, обычно заражаются менее 2 из 100 младенцев, рожденных женщинами с ВИЧ. Без лечения будет заражено около 25 из 100 младенцев.

Osteoporosis

Bone is a living, growing material. It has a framework of protein. Calcium strengthens the bone framework. The outer layer of bone has nerves and a network of small blood vessels.

Old bone is removed and new bone is added all the time. In children and young adults, more bone is added than is removed. Our bones get larger, heavier and stronger. After age 30, more bone is removed than is added. Bones become lighter and more brittle.

People with HIV have unusually high rates of low bone mineral density and broken bones. This may be because of HIV infection itself. It may be made worse by some medications used to treat HIV.

Osteoporosis, or porous bone, occurs when too much mineral is removed from the bone framework. The bones become brittle and break (fracture) more easily. The most common fractures are in the hip, the spine (vertebrae) and the wrist. Osteopenia is a mild or moderate loss of bone minerals.

Loss of bone mineral density can occur without any pain or symptoms. Often, the first sign of osteoporosis is a bone fracture in the hip, wrist, or spine.

As we age, our bones lose their mineral content. There are many factors that increase your risk for osteoporosis. Some you can control; others you can’t.

Factors you cannot control include:

  • Age older than 50
  • Being a woman who has passed menopause
  • Being Caucasian or Asian (African-Americans and Hispanics have lower risk)
  • Having a parent who fractured a hip
  • Being slender and lightweight

Factors that you can control include:

  • Having low levels of calcium or vitamin D in your diet
  • Smoking tobacco
  • Drinking more than 3 alcoholic drinks a day
  • Drinking a lot of coffee
  • Being physically inactive. However, excessive physical activity also increases the risk of osteoporosis

Some health conditions also increase the risk of osteoporosis:

  • Severe malnutrition
  • Low testosterone levels
  • Hepatitis C infection
  • Rheumatoid arthritis and related diseases
  • Advanced kidney disease
  • Thyroid disorders
  • Use of corticosteroid (anti-inflammatory) drugs such as prednisone or hydrocortisone for more than 3 months

HIV infection causes a loss of bone mineral density. It is not clear how this happens. Studies suggest that HIV itself, chronic inflammation, other medical conditions or certain medications may contribute to bone disease.

Tenofovir (Viread, see fact sheet 419) is a drug used to fight HIV. Tenofovir use is linked to a reduction in bone mineral density.

Long-term use of the antacids known as proton pump inhibitors can reduce bone mineral density. Common brands include Prevacid, Prilosec, and Nexium.

On the other hand, you might increase your calcium levels if you use calcium carbonate antacids such as Tums and Rolaids.

Unfortunately, there may be no signs of osteoporosis until you break a bone. The only way to tell how fast your bones are losing mineral content is through tests. A DEXA scan, or Dual Energy X-ray Absorptiometry, is the most common test to measure bone mineral density. DEXA scans are quick, painless scans. DEXA scans are recommended for HIV+ people 50 years of age or older.

Bone mineral density is reported as grams per square centimeter. This is compared to the maximum bone mineral density for a healthy 30-year-old of the same sex. A T-score measures how far your bone mineral content is below the peak value. Osteoporosis is defined as a T-score of –2.5 or lower. T-scores between –1.0 and –2.5 indicate osteopenia.

Bone density results can also be reported as a Z-score. This compares your bone mineral content to people of your same age and sex.

To prevent osteoporosis, get plenty of calcium while you are building bone (up to age 30). The higher your peak bone density, the better.

If you have osteopenia or osteoporosis, you can reduce your risk of fractures:

  • Make sure you are getting enough calcium. Recommended levels vary by age:
    • 9-18 years old: 1300 mg / day
    • 19-50 years old: 1000 mg / day
    • Over age 50: 1200 mg / day

You might get enough calcium from your food, especially if you eat yoghurt or cheese, or drink milk. Almonds, beans, figs, broccoli, and many other foods are good sources of calcium. If you take calcium supplements, remember that Vitamin D helps your body absorb calcium.

  • Do more weight-bearing exercise. This seems to signal the bones to retain more mineral content.
  • Reduce or quit smoking and reduce your intake of caffeine and alcohol.
  • Reduce your risk of falling. Clear walkways at home. Be careful on stairs or steep slopes. This is especially important for people who have peripheral neuropathy (see fact sheet 555) in their feet or legs.

Several studies showed that alendronate (Fosamax) increases bone mineral density in HIV+ individuals. Fosamax is a bisphosphonate medication. Some drugs of this type can be taken just once a month or once a year. The FDA has noted bone problems in the jaw and thigh as possible long term side effects of these drugs. Review with your doctor how long you should continue bisphosphonate therapy.

Какие первые симптомы ВИЧ

Здравствуйте, уважаемые читатели! ВИЧ — это инфекционная патология, о которой мы практически ничего не знаем, кроме того, что она приводит к смертельному СПИДу. Большинство даже не думает о том, что это и чем опасно. А знаете ли вы, что ВИЧ-вирус может быть у каждого?

Вы можете являться носителем, даже не догадываясь об этом, так как зачастую инфекция бессимптомная? Вернее, симптомы есть, но они очень размытые и неспецифические. Прочитав статью, вы узнаете, как различить первостепенные симптомы ВИЧ.

Симптоматика зависит от стадии ВИЧ-патологии

У недуга имеются следующие стадии:

  • инкубационный период;
  • первичная симптоматика — острая стадия, период без симптомов и лимфаденопатия генерализованного характера;
  • вторичная симптоматика — стойкие поражения внутренних систем организма;
  • терминальная стадия.

Статистика гласит, что зачастую люди обращаются в больницу и получают диагноз «ВИЧ» на стадии вторичной симптоматики. Это объясняется просто: второстепенные признаки достаточно заметно выражены, поэтому игнорировать их невозможно.

На этапе первых признаков патология развивается одинаково у всех (мужчин и женщин). Симптоматика есть, но она практически незаметная. Из-за этого большинство людей ее игнорируют, а остальные — путают с другими недугами.

Как происходит заражение коварным вирусом?

Заражение осуществляется только тогда, когда вирусные частички попадают в кровь или на слизистую. Источником служит человек инфицированный или «положительный» (такой статус поучают болеющие).

Наиболее восприимчивой является слизистая половых органов, поэтому половой контакт считается основным путем распространения ВИЧ-патологии.

Чтобы здоровый человек инфицировался, ему нужно получить достаточную для этого дозировку вирусных частичек. Такая дозировка находится в некоторых биологических жидкостях: в крови (максимальная); в смазке вагинальной; в сперме; в грудном молочке.

Следовательно, заражение может произойти только после контакта с данными жидкостями. ВИЧ-патология передается так:

  • через небезопасный секс;
  • из крови в кровь — в ходе переливания, применения нестерильного мед. инструмента или использования общего шприца при употреблении инъекц. Наркотических веществ;
  • от мамочки к малышу в ходе вынашивания;
  • от мамочки к малышу в ходе грудного питания.

Через какое время коварный вирус проявляет себя?

Первостепенные слабозаметные признаки появляются в период от недели до месяца (иногда до трех месяцев) после попадания ВИЧ-вируса внутрь организма. Данный период может быть более долгим, если изначально человек имеет крепкий иммунитет.

Этап второстепенных признаков развивается через много лет после инфицирования. В индивидуальных случаях он стартует через полгода или через год, но это редкость.

Интересно ли вам, какие симптомы должны стать поводом для обследования на вышеописанный недуг? Если интересно, тогда давайте подробнее изучим течение каждого этапа из перечисленных в начале статьи.

Период инкубации ВИЧ-вируса

После того, как патогенные частицы проникают в новый организм, им необходимо освоиться и прижиться. На это потребуется время, которое называется инкубацией. Данный период длится от момента заражения до первостепенной симптоматики.

Инкубация никак не проявляется. Носитель ВИЧ чувствует себя нормально, внешне не меняется, ни на что не жалуется. Более того, никакие анализы в этом периоде не могут диагностировать вирус.

Несмотря на легкое течение, этот период считается максимально опасным, так как заразность переносчика максимальная. Он уже может инфицировать других, не зная о своей болезни.

Острый период стадии первичной симптоматики

После инкубации наступает острая или первостепенная стадия ВИЧ. При этом развиваются ранние симптомы, которые часто игнорируются. Они свойственны множеству других недугов.

Поэтому, если вы заметили один из перечисленных в статье ниже симптомов, то не стоит сразу же думать, что у вас ВИЧ!

Через 1-4 недели после заражения могут возникнуть:

  • воспаление миндалин, напоминающее ангину (этот симптом возникает, внезапно исчезает, а затем снова повторяется и так достаточно часто);
  • увеличение лимфатических узлов (зачастую шейных или подчелюстных);
  • скачок температуры до 37,5-38⁰ (температура стойкая, больше двух недель, сбить ее не получается ничем);
  • обильное потоотделение (возникает преимущественно ночью);
  • общая слабость и усталость;
  • потеря сна;
  • головные боли, отсутствие аппетита, депрессия и апатия.

У некоторых болеющих дополнительно увеличивается печень и селезенка. При этом возникают боли в подреберье с правой стороны. На теле может появиться мелкая сыть в виде пятнышек или прыщиков с нечеткими границами. Примеры такой сыпи вы видите на фото.

Положительные носители нередко жалуются на длительный понос, который возникает без особых причин. Этот симптом не убирается даже специализированными медикаментами.

В целом, все признаки присутствия вируса в организме не поддаются традиционному лечению.

Интересный факт: если сделать классический анализ крови на этом этапе, то в ней будут повышены лимфоциты/лейкоциты, а также обнаружатся мононуклеарные атипичные (аномальные) клетки.

Вышеописанные ухудшения возникают далеко не у каждого болеющего, а всего лишь у 30%. Еще 30% получают сразу менингит или энцефалит. Иногда присутствие вируса проявляется эзофагитом — воспалением органов ЖКТ, при котором болит грудная клетка и больно глотать.

Продолжительность вышеописанной стадии не превышает 1-2-х месяцев. Затем вся симптоматика исчезает и наступает бессимптомный период.

Период без симптоматики: особенности

В периоде без ухудшений в крови носителя уже появляются антитела к вирусу. К сожалению, мало кто обращается в больницу для проверки на ВИЧ без повода (для профилактики).

Из-за этого вовремя эта патология диагностируется крайне редко. А жаль, так как на ранних стадиях можно начать терапию и предотвратить осложнения (и даже летальный СПИД).

Носитель вируса в периоде без признаков чувствует себя абсолютно здоровым. Если его иммунная система не подверглась сильной атаке, то этот период может длиться годами. Нет точных данных касательно того, сколько именно он длится. У 30% болеющих не менее 5-и лет, а у некоторых меньше года.

Единственным признаком такой патологии в периоде без симптоматики может быть лимфаденопатия генерализованного характера

Недуг сопровождается увеличением лимфоузлов. Увеличиваются они группками — от двух групп одновременно, например, шейные и паховые или паховые и подмышковые.

Самое интересное, что этот признак присутствия вируса может быть единственным. Он развивается практически у всех положительных и наблюдается на протяжении всей жизни.

Особенности лимфоузлов при ВИЧ-лимфаденопатии:

  • узлы остаются подвижными;
  • увеличиваются на 1-5 см максимум;
  • не болят и не беспокоят;
  • кожный покров над ними не меняет цвет.

В редких случаях возможна острая лимфаденопатия. При этом узлы становятся болезненными и сильно увеличиваются. Через 2-3 месяца после начала этого периода болеющий начинает резко терять вес. Потеря может быть катастрофической — резко на 10% от массы тела и более.

Второстепенная симптоматика ВИЧ

Именно этот этап заставляет носителей обращаться в больницы. Обращаются они с расстройствами, которые могут возникнуть и у обычного человека, но служат поводом для проверки на скрытые ЗППП. К таким расстройствам принято относить:

  1. Пневмонию пневмоцистную. Симптомы достаточно яркие. У болеющего повышается температура, возникает сухой навязчивый кашель, со временем переходящий во влажный. Сопутствующими ухудшениями служат отдышка, слабость. Если начать лечить этот недуг антибиотиками, то желательный эффект не наступит.
  2. Разноплановые инфекции генерализованного характера. Это отдельный вид недугов, к которому относятся герпес, цитомегаловирусная инфекция, кандидоз. Такой вид болезни развивается преимущественно у женщин.
  3. Саркому Капоши. Это опухолевое новообразование (проще говоря, это опухоль), растущее из сосудов лимфасистемы. Такое развитие ВИЧ наблюдается преимущественно у мужчин. Множественные новообразования располагаются на туловище, на голове и в полости рта. Новообразования имеют бордово-розовый цвет.
  4. Проблемы с ЦНС. Сначала у болеющего появляется легкая забывчивость, потом быстрая утомляемость и проблемы с концентрацией внимания. В итоге развивается слабоумие.

Терминальный этап

Он завершающий и называется в простонародье СПИДом. В подобном состоянии болеющий становится уязвимым к самым безобидным вирусам и бактериям. То, что у обычного человека вызовет легкий кашель, может убить болеющего Синдромом Приобретенного Иммунодефицита.

Как развивается коварная инфекция иммунодефицита у деток?

Детки, которые заразились еще в материнском животике или во время родов, болеют по-своему. Первые ухудшения здоровья у них возникают в 4-6-месячном возрасте.

Малыш-носитель ВИЧ начинает отставать от своих сверстников умственно и физически. Кроме того, у него возникают сбои в работе системы пищеварения и гнойные патологии.

Что делать, если возникли подозрения на ВИЧ?

Если вы хотите провериться на ВИЧ-вирус, то обратитесь к инфекционисту. Кроме того, вы можете сдать анонимные анализы на антитела к вирусу. Анонимные анализы сдаются практически во всех современных лабораториях.

Лечением ярких симптомов, а именно второстепенных, занимаются различные специалисты: дерматолог, гинеколог, гепатолог, невролог, пульмонолог.

Не стоит ждать проблем со здоровьем для того чтобы обследоваться на ВИЧ. Это обследование должен проходить каждый раз в полгода-год. Считаете, что вам это не нужно?

А был ли у вас в жизни незащищенный секс? Возможно, вас когда-то поранил парикмахер или мастер маникюра? Если ответ положительный, то вам стоит сдать анализы.

Что за анализ и как он сдается?

Для исследования требуется кровь из вены. В ней ищут антитела к ВИЧ-вирусу методом ИФА (поэтому анализ так и называется). В период острой фазы антител нет, поэтому сдавать такой анализ целесообразно только через 3 мес. после предполагаемого заражения.

Что делать, если результат будет положительным (подтверждающим присутствие вируса)?

Даже если исследование даст положительный ответ, не нужно паниковать и отказываться от жизни! Современная терапия, направленная на укрепление иммунной системы, дает возможность жить полноценно до глубокой старости. У большинства тех, кто принимал лечение, ВИЧ так и не перерос в СПИД.

Чтобы защититься от коварного микроорганизма, провоцирующего иммунный дефицит, нужно:

    1. Исключить небезопасный секс, особенно с малознакомыми. Секс на сегодняшний день служит самым распространенным способом заражения вышеописанной инфекцией. Речь идет о незащищенном сексе, в ходе которого не использовались презервативы. Только барьерные контрацептивы могут защитить от ЗППП на 100%.
    2. Отказаться от татуировок, а если не получается, то делать их только у проверенных квалифицированных специалистов. Оборудование для нанесения тату должно быть стерильным, а иглы — одноразовыми. Все элементы конструкции машинки должны быть изолированы пленкой. Мастер должен работать в перчатках.
    3. Отказаться от наркотиков. Инъекционные наркотики не только заражают ВИЧ, но и провоцируют быстрый переход патологии в летальную стадию. В игле от шприца может остаться кровь, в которой вирусные частицы живут несколько часов. Если шприцом с зараженной кровью воспользуется другой человек, то он заразится со 100% вероятностью.

На этом все. Теперь вам известно, через какое время появляются и какими бывают симптомы инфекции, спровоцированной вирусом иммунодефицита. Надеюсь, статья ответила на все вопросы.

Прочитанной информацией обязательно поделитесь с друзьями в социальных сетях, а также не забудьте подписаться на обновления сайта, чтобы получать уведомления о новых публикациях. Всего вам доброго!

Автор статьи: Виктория Омельченко (врач-дерматолог)

Дата публикации: 26-11-2016

«Ты можешь себя трогать, ты можешь получать удовольствие»

В последние годы в России все активнее разгорается борьба православных активистов за запрет секс-просвета. В мае в Новосибирске подверглась критике действующая уже 15 лет программа профилактики ВИЧ среди подростков: якобы подобные лекции растлевают несовершеннолетних и «под видом профилактики инфекций, передающихся половым путем», продвигают информацию, «провоцирующую ранние половые связи». Однако консервативное воспитание еще более опасно. О том, почему это так, в рамках научно-популярного лектория о сексе, организованного инициативной группой «Думай» в казанском центре современной культуры «Смена» рассказала врач-сексолог, психотерапевт, клинический психолог Амина Назаралиева. «Лента.ру» записала ее выступление.

О психосексуальном развитии

Я доктор и сразу скажу, что не хочу оскорбить чьи-либо чувства и не призываю вас действовать вопреки вашим ценностям. Все, что я буду транслировать, — это исследования того, в чем более-менее согласны сексологи.

Итак, что мы знаем про детскую сексуальность? На самом деле очень мало — о норме, больше о патологии: хорошо исследованы такие темы, как насилие — абьюз, как оно влияет на психическое здоровье детей. Но очень мало исследований о норме у детей, и они достаточно старые.

Самые ранние исследования проводились с детьми от шести месяцев: [несмотря на то что] они плохо управляют своими руками, им сложнее трогать свои половые органы, но, тем не менее, когда они случайно задевали какой-нибудь орган, они обнаруживали, что это приятно. К концу первого года жизни обычно они умеют намеренно прикасаться к половым органам, и это нормально.

С 15 до 19 месяцев дети начинают сжимать бедра, тереться о какие-то предметы интимными органами, можно заметить у них на лице признаки удовольствия в этот момент: они улыбаются, краснеют, быстро дышат. Также они интересуется гениталиями своих родителей: прикасаются, называют их, смотрят на них.

С двух до пяти лет дети любят прикасаться к материнской груди и грудям других женщин, с любопытством наблюдают за людьми, когда те обнажены. Дошкольники еще пока не знают, что секс — это плохо, стыдно, что это табу, поэтому их еще можно застать за тем, что они трогают гениталии на публике, чего не происходит с детьми более старшего возраста. Может возникать впечатление, что дальше у детей сексуальность пропадает, но она есть, и она начинает расти последовательно.

Кстати, одна из важных проблем здесь — почему сексуальное образование должно начинаться рано: например, для того, чтобы детям рассказать о том, что трогать себя на людях не надо. Ты можешь себя трогать, ты можешь получать удовольствие, но ты должен это делать наедине с самим собой.

На этом этапе ребенку нужно рассказывать, что у него есть интимные зоны, у других людей — тоже, но ты можешь трогать свои интимные зоны, а другие люди не могут тебя трогать, даже если это воспитатели, доктора и так далее. Есть места абсолютного табу, где ребенок может трогать себя только сам, — это очень важно для профилактики сексуального насилия над детьми. В это же время дети обнаруживают разницу между мальчиками и девочками, определяют, какие у них части тела, но пока у них достаточно размытое представление о беременности, родах, репродукции и сексуальном поведении.

Начиная с шести лет все дети играют в доктора, задают вопросы про секс, разглядывают изображения с обнаженными людьми, рисуют органы, связанные с репродукцией, говорят о сексе и достаточно живо интересуются этой темой. У них могут появиться знания о беременности, родах, репродукции, они начинают понимать, что секс приводит к появлению детей, но пока еще не о том, что секс приносит удовольствие. Тогда же они впервые начинают влюбляться.

Далее достаточно интересный период с 10 до 12 лет: дети уже понимают, что секс нужен не только для репродукции, но и для удовольствия. Точнее, согласно исследованиям, мальчики лучше знают про удовольствие, а девочки — про любовь. Они уже начинают думать и говорить о сексе, видеть сексуальные сны, смотреть материалы сексуального характера. Хотя я уже как сексолог вижу родителей, которые приходят и говорят, что их шестилетние дети увидели порно, так что сейчас гораздо раньше дети сталкиваются с порно, чем мы думали. Многие начинают мастурбировать и даже испытывать оргазм — еще до того, как они достигли пубертата, но вообще они делятся на три группы: есть совершенно не заинтересованные в сексе — им даже не нравится говорить об этом, другие заинтересованы, но смущаются и хихикают, и третьи считают, что секс — это ненормально.

Материалы по теме

«Девочки боялись, что вырастет грудь, начнутся месячные»

Надо отметить, что предмет большого беспокойства у многих родителей — это детская мастурбация, еще с первого года жизни. Есть данные о том, что она связана с эмоциональной депривацией (лишение детей заботы, внимания, ласки, нежности и любви — прим. «Ленты.ру»), которая приводит к самостимуляции, — то есть это дети заброшенные, за которыми не следят и о которых не заботятся родители. Также есть данные о том, что мастурбация может быть ассоциирована с абьюзом (плохим отношением — прим. «Ленты.ру»), сексуальным насилием. Отмечаются какие-то связи с тем, насколько рано мы прерываем грудное вскармливание. С другой стороны, порой сложно определить, что это именно мастурбация, а не эпилепсия или что-то еще, и часто такие дети проходят достаточно много исследований, прежде чем наконец попадут к нужному специалисту.

Мы с вами дошли до подростков. Мальчики, когда подходят к этому этапу, в позитивном ключе относятся к изменению своего тела, чего не скажешь о девочках, потому что у них появляются какие-то противоречивые чувства: вероятно, потому, что они получают противоречивые сообщения о своей сексуальности, девственности, фертильности и о том, что такое быть женщиной. Если у женщины много сексуальных партнеров, или она лишилась девственности раньше обычного, до брака, ее назовут плохим словом. Если та же история происходит с мужчиной — то он молодец, мачо и герой.

Материалы по теме

«Раздвигают ноги на инстинктивном уровне»

Подростковая сексуальность всегда беспокоила взрослых — в течение всей истории человечества, по понятным причинам. Но сегодня у нас, к счастью, больше инструментов помочь подросткам избежать рискованных ситуаций. Когда мы обучаем подростков тому, что такое сексуальность и как с ней обходиться, в последнее время фокус начал смещаться от риска (почему секс — это страшно, как можно заболеть и незапланированно забеременеть) к понятию благополучия (о любви, о том, что это здорово и хорошо), от точечных мер (распространение презервативов или рассказы о заболеваниях) к полноценному сексуальному образованию на многих уровнях, от укрепления знаний и укреплению навыков.

Одна из проблем, с которой мы столкнулись, когда мы обучили подростков, казалось, уже всему — то есть что такое презервативы, зачем их использовать и где их взять, — в том, что возникало смущение: «такой важный романтический момент, а я начну поднимать эту не очень удобную тему и всю романтику разрушу». Это связано с навыками: как быть ассертивным (независимым от оценок), говорить «нет», настаивать на применении презервативов. В США есть интересные проекты, где индивидуально обучают людей, как с этим обращаться.

О сексуальной ориентации

Сексуальная ориентация — это знание, какой гендер является привлекательным. Сексуальная идентичность — это то, что я о себе думаю. Это очень интересно, потому что, похоже, сексуальность — это такой многослойный пирог: можно, например, спать с людьми своего пола и считать себя гетеросексуальным. Гетеросексуалы могут иметь партнеров своего гендера, а гомосексуалы — противоположного, и обе группы могут воздерживаться от сексуальной активности вообще.

Материалы по теме

«Десятки умирают только потому, что они геи»

Последние исследования показывают, что сексуальная идентичность изменчива. Людям, особенно подросткам, нужно время, чтобы понять, какие они. Чем младше подросток, тем выше его неопределенность относительно сексуальной ориентации. Около 10 процентов девушек и 2-6 процентов юношей участвовали в сексуальной активности с людьми своего пола.

Сильно на ответы влияет то, насколько безопасно в конкретном обществе говорить, что ты гей или лесбиянка. Когда врачи общаются с подростками на тему их сексуальной жизни, важно спрашивать не «какая у вас ориентация?», а «какое у вас сексуальное поведение?» — это то, с кем в конечном итоге мы оказываемся в постели. Сексуальное поведение не предсказывает и не отражает вашу сексуальную ориентацию. То есть это может быть просто отражением сексуального экспериментирования, может быть разовым опытом — это еще ни о чем не говорит. Кто-то очень рано понимает, что ему нравятся люди своего пола. Кому-то нужно вырасти, и это происходит в более позднем возрасте. Нередко каминг-аут совершается мужчиной в возрасте 60-70 лет, после смерти жены он рассказывает своим детям и внукам о том, что он на самом деле гей, а всю жизнь жил в браке, потому что общество такое. И может показаться, что он понял позже, но на самом деле знал всегда, но скрывал.

Материалы по теме

«Мужчина ищет друга»

Недавно я столкнулась с дикой гомофобией среди коллег, включая урологов и гинекологов. Среди психотерапевтов, к сожалению, тоже много гомофобов, есть люди, которые пытаются это лечить. Но гомосексуальность не является психическим расстройством: уже много лет она исключена из международной классификации болезней. Гей — это нормально. Ученые не нашли связи между сексуальной ориентацией и психопатологией. Если есть стигма, есть насилие по отношению к меньшинствам, тогда мы, конечно, видим больше суицидов, самоповреждений и депрессий, но, похоже, это связано именно с насилием по отношению к людям с той или иной сексуальной ориентацией.

Существует идея о том, что «я не гомофоб, но пусть только они парадов своих не устраивают, не демонстрируют свою сексуальность». Но исследования показывают, что если ты живешь и постоянно притворяешься, каким бы ты ни был — гетеросексуальным, гомосексуальным, это влияет негативно на психоэмоциональное состояние. Если лесбиянки и геи чувствуют, что они должны скрывать свою сексуальную ориентацию, у них чаще обнаруживаются психические расстройства и физические проблемы.

Есть предубеждение, что дети с гомосексуальностью страдают, что у них есть проблемы с социальными отношениями. Ничего подобного — мы не нашли таких доказательств. Также исследования особенностей личности не показали ничего отличного от гетеросексуальных детей. Другой миф — о том, что если ребенка с гомосексуальностью отправить к психиатру или на воспитательные работы или, может быть, дать религиозное воспитание, то можно его ориентацию как-то направить в другое русло. Но ни одно исследование не показало, что терапия, направленная на снижение сексуальной ориентации, эффективна. Вы не найдете ни одного уважаемого сообщества в мире, которое бы не осуждало попытки лечить этих людей. Сегодня мы смотрим на такое лечение как на пытки.

Еще один интересный миф — что люди гомосексуальной ориентации не вступают в романтические отношения, что они все сплошь и рядом занимаются промискуитетом. На самом деле до 60 процентов геев и до 80 процентов лесбиянок находятся в близких моногамных отношениях. Более того, каждая девятая пара среди тех, кто не заключил брак официально (около пяти миллионов опрошенных), — это те, где оба партнера — одного пола: 300 тысяч мужчин и 290 тысяч женщин. Достаточно большое число (до 28 процентов) опрошенных геев и лесбиянок обнаружили, что они живут вместе уже десять и более лет. Это разрушает миф о том, что они не способны на стабильные отношения, любовь, семью. В остальном гомосексуальные пары такие же, как и гетеросексуальные пары.

Материалы по теме

«Гей-парад — это вопрос времени»

В нашей стране распространен миф, что пропаганда каким-то образом может влиять или не влиять на сексуальную ориентацию. Но нет доказательств влияния социального окружения после рождения на гендерную идентичность или сексуальную ориентацию. В одном из американских исследований, проведенном в 2010 году, выяснилось, что около 40 процентов подростков с сексуальными партнерами своего или обоих полов идентифицировали себя как гетеросексуалы. В Американской психологической ассоциации пришли к выводу, что сексуальная ориентация проявляется где-то в период между средним детским возрастом и ранним подростковым периодом. Эти паттерны эмоционально-романтической сексуальной привлекательности могут возникать как при наличии сексуального опыта, так и без него. Большинство гомосексуальных людей на вопрос о том, как они стали геем или лесбиянкой, отвечают, что они не выбирали, а родились такими. Поэтому переделывать их, ломать — неэффективно и негуманно.

Есть еще асексуалы, их в мире около одного процента: у них вообще нет никаких проблем с тем, что они не занимаются сексом, и ни здоровье, ни психика от этого не страдает.

Детским врачам рекомендуют активно включаться в процесс сексуального образования, быть при этом безоценочными и дружелюбными. Если мы достаточно спокойно относимся к сексу, то дети и подростки гораздо увереннее начинают задавать вопросы, рассказывать о том, что их беспокоит и что происходит. Важно, чтобы дети имели возможность прийти и обследоваться, если вдруг что-то случилось или пошло не так (например, они подозревают, что заболели чем-то или беременны).

Почти половина (40 процентов) учеников старшей школы утверждает, что уже имели половые контакты, и каждый третий утверждает, что является сексуально активным, при этом каждый десятый идентифицирует себя как гомо- или бисексуал. Ближе к 17 годам неопределенность уменьшается, и люди могут точнее сказать, какая у них сексуальная ориентация.

Подростки, вступающие в сексуальный контакт с людьми обоих полов, чаще занимаются незащищенным сексом. Именно поэтому важно обсуждать вопросы гендера и сексуальной ориентации. Мы не можем просто закрыть на них глаза и пройти мимо — это все равно будет приводить к последствиям, которых мы не хотим. Чаще всего именно эти дети подвергаются сексуальному насилию.

Среди всех сексуально активных подростков очень важно проводить скрининг на насилие. Каждый десятый человек до 20 лет, даже чуть больше, был участником полового акта против воли. Если подросток занимался сексом до 14 лет, резко возрастает вероятность того, что это был недобровольный секс. Это не всегда маньяк с ножом: сексуальное насилие гораздо шире, чем его понимали раньше: насилие во время свиданий, нападения незнакомцев, абьюз внутри семьи и инцест. По статистике, чаще всего абьюз совершает кто-то, кто вхож в дом, кому ребенок доверяет.

Материалы по теме

«Анонимность, безнаказанность и тонны детской порнографии»

Один из аргументов абьюзеров, когда они пытаются убедить ребенка никому не говорить об этом, — «тебе никто не поверит, тебя накажут». Дети действительно в это верят и молчат. Если это значимая фигура, ребенок боится, что этот человек будет наказан. Иногда ребенок думает, что состоит в добровольных отношениях, например, с преподавателем. Но это насилие, потому что есть большая разница во власти. Насильник — это тот, у кого больше власти.

Каждая третья женщина в мире сталкивалась или с физическим, или с сексуальным насилием. И чаще всего речь шла об интимных партнерах — то есть это мужчины, с которыми ты живешь под одной крышей, с которыми спишь, рожаешь детей. Это очень важно, потому что дискриминирующий закон о декриминализации домашних побоев хорошо отражает миф, в котором насилие от интимного партнера приравнивается к насилию от обычного человека на улице. Нет, это не так: чаще всего женщины умирают от рук интимных партнеров.

Есть стереотип о том, что сексуальное насилие касается только девочек, но это не так. Возможно, не все решаются сказать, но это страшные цифры: каждая пятая женщина и по меньшей мере каждый двадцатый мужчина сталкивались с сексуальным насилием, когда были детьми. И очень часто, к сожалению, многие мамы, если они узнали об этом, обвиняют детей в том, что их совратили, что они сами спровоцировали, это часть виктимблейминга, который распространен в обществе.

Детям очень важно знать о телесных границах, о том, как говорить «нет», что при совращении или попытке насилия надо бежать и рассказывать об этом первому взрослому, и если он не поверил — рассказывать второму. Исследования показывают, что полноценное сексуальное образование помогает детям лучше узнать о насилии и снизить количество таких случаев.

Очень важно говорить о согласии, поскольку до сих пор в мире много вредных практик — таких, например, как насильственный брак. К сожалению, мы это видим в Африке и Индии, где девятилетнюю девочку выдают замуж за тридцатилетнего или сорокалетнего мужчину, и есть масса случаев, когда она просто умирает от кровотечения, от разрывов, потому что он ее насиловал. Именно поэтому есть тенденция повышать возраст согласия, и никакие традиции, никакие отсылки к религии, что это практиковалось кем-то, не должны позволить этому происходить.

К таким же насильственным практикам относится и женское обрезание: 200 миллионов женщин по меньшей мере на сегодняшний день обрезаны, причем это практикуется даже в США и Великобритании, то есть в странах, где, казалось бы, этого не ждешь совершенно.

Ранняя беременность и ранние роды — это очень большая проблема, это вторая причина смерти у девочек-подростков. Много ранних и незапланированных беременностей — это результат сексуальной связи с учителем.

Материалы по теме

«Все знали, все обсуждали. Никого не смущало»

Я знаю массу людей, которые говорили: «Это со мной происходило, но я не решусь рассказать. Мне стыдно, я до сих пор чувствую себя виноватой, что я сама спровоцировала, я сама согласилась. Он ухаживал, я была влюблена, я думала — а как его жена, а как его дети. » Очень важно говорить и про беременность, и про средства контрацепции, потому что стигма, которая окружает подростковую беременность, приводит к тому, что девочки слишком поздно узнают о том, что они беременны. Они могут бояться обратиться к нормальному врачу и идут к бабке на подпольный аборт, от которого могут умереть.

Естественно, они не оканчивают школу, не получают полноценного образования, если они начинают рожать в 14 лет. Это репродуктивный успех, но это социальный провал. Поэтому доступ детям к современной контрацепции, которая защищает и от беременности, и от различных заболеваний, очень важен. Детям важно знать о том, что это такое, что работает и не работает. Есть масса мифов, что прерванный половой акт работает, что если во время менструации заниматься сексом, то ты не забеременеешь, анальный секс не приводит ни к каким проблемам — и так далее.

О пропаганде воздержания

Каким должно быть домашнее сексуальное образование? Опросы показывают, что папы не очень любят эти разговоры и предпочитают свалить их на мам. Но если родитель взял указку и начал рассказывать в доминирующем тоне, то дети не получают знаний. Это должен быть комфортный разговор, где ребенок говорит больше, чем родитель, где он чувствует безопасность, где ему не стыдно и где он понят. Есть исследования, согласно которым, сексуальный дебют ребенка откладывается, если мы говорим с детьми о сексе. Они чаще применяют контрацепцию. Это разрушает миф о том, что если мы говорим о сексе, мы детей тем самым развращаем. Но число родителей, которые решаются поговорить с детьми о сексе, ежегодно снижается.

Соединенные Штаты потратили почти 200 миллионов долларов на программы по пропаганде воздержания до брака, и это не сработало. Все американские серьезные организации, включая медицинские, говорят о том, что программы, которые учат только воздерживаться, не работают. Учебники нравственности семейных ценностей и так далее — это не работает. Мы получим плохой результат, и вот почему: они не касаются важных вопросов, связанных с контрацепцией, навыков и остальных важных вопросов.

Материалы по теме

«Как так — вы не хотите рожать»

На практике это выглядит так: действительно многие дети и подростки берут на себя обет остаться девственниками до брака. Как вы думаете, сколько процентов справляется и выдерживает это обещание? Где-то 10 процентов справляется. То есть 90 процентов, хотя искренне хотели и собирались оставаться девственниками, не преуспели. Эти чистые, невинные дети, которые искренне готовы были оставаться таковыми до первой брачной ночи, оказываются в очень неприятной ситуации, когда занимаются сексом и понятия не имеют, зачем предохраняться, как пользоваться презервативами и прочим. Как вы думаете, через сколько лет по количеству беременности и различных инфекций они сравниваются с теми детьми, которые не собирались быть девственниками?

Через шесть лет они получают и хламидии, и гонорею, и трихомонады, и вирус папилломы человека. Но эти дети, которые хотели быть девственниками, реже применяют контрацепцию, реже идут к врачам. То есть они могут не заметить симптомов каких-то плохих болячек, которые у них есть. Это тоже снова про мифы о том, что если мы будем ребенка изолировать от информации — то мы вырастим такое нежное существо, которое сразу пойдет в моногамный брак и будет здоровым и счастливым. Нет, к сожалению, это не так. И если мы и говорим о пропаганде воздержания до брака, очень важно, чтобы мы о ней упоминали как о неэффективной.

Материалы по теме

«Люди не любят рожать без перерыва»

Нам могут сказать, что американцы — враги, у них неправильные ценности, и мы пойдем другим путем. Давайте посмотрим, что говорит ЮНЕСКО, более чем уважаемая организация. ЮНЕСКО говорит то же самое, но делает гораздо больший акцент на права человека. То есть если американцы еще высказываются очень аккуратно, пытаются говорить про религию и про ценности, потому что так устроены американские штаты — там большой процент консерваторов, то ЮНЕСКО говорит совершенно открыто и откровенно: «Секс — это в том числе и права человека, образование — это права человека». И очень важно давать полноценное образование, очень важно говорить и о менструации, и о репродукции, и о современной контрацепции, беременности и заболеваниях, передающихся половым путем, о ВИЧ и СПИДе, о здоровой, полной уважения семье, о межличностных отношениях, о ценностях и культуре, социальных нормах, гендерном равенстве, недискриминации, о сексуальном поведении и насилии, связанном с гендером.

Каждый год в мире происходит 330 миллионов новых случаев заражений излечимыми болезнями, передающимися половым путем. Чаще всего это происходит в возрасте 20-24 лет, на втором месте — 15-19-летние, те самые, которые не попали бы в эту группу, если бы у них было полноценное сексуальное образование. Что касается неизлечимых — то везде по миру падает заражаемость ВИЧ, кроме Восточной Европы и Центральной Азии. По некоторым данным, в России каждый сотый ВИЧ-положителен, и каждые шесть минут один человек заражается ВИЧ. Я видела случаи, когда вирус получали жены, которые никогда не изменяли своим мужьям, но их мужья получали ВИЧ от любовниц или каким-то еще путем и приносили его домой.

Эпидемия увеличивается в основном за счет незащищенных гетеросексуальных контактов, и многие молодые люди, когда мы с ними общаемся и спрашиваем: «А почему ты не достал презерватив?» — говорят, что им казалось, что это будет неловко в такой ситуации, и что они «знали», что она здорова: «У нее чистая кожа, пропорциональные, симметричные черты лица, она добрая, она порядочная, как она может быть носительницей ВИЧ-инфекции?». Эта эпидемия говорит о необходимости полного сексуального образования.